Вступление в Первую Мировую Войну Турции

Вступление в Первую Мировую Войну Турции

 В борьбе за привлечение союзников обе воюющие империалистические коалиции придавали огромное значение Турции, занимавшей чрезвы­чайно важные стратегические позиции на Ближнем Востоке. Турция (называвшаяся тогда Оттоманской империей), с ее тер­риторией, омываемой шестью морями — Черным, Мраморным, Эгейским, Адриатическим, Средиземным и Красным, — была страной, где перекрещивались сухопутные пути между Евро­пой, Малой Азией и Африкой и, в особенности, кратчайшие пу­ти из Европы в Индию — Суэцкий канал и Багдадская желез­ная дорога. Еще задолго до первой мировой войны Турция являлась ареной острой экономической и политической борьбы империалистических государств. Франция пыталась закабалить Турцию в финансовом отношении, главным образом при помощи зай­мов, Англия — посредством экспорта промышленного капитала и попыток подчинить своему влиянию турецкий флот (миссия контр-адмирала Лимпуса в 1912—1914 гг.), Германия — путем экономической экспансии, главным образом железнодорожно­го строительства (Багдадская железная дорога) и установле­нием контроля над турецкой армией (германская военная мис­сия генерала Лимана фон Сандерса осенью 1913 г.).

Особенно большую активность проявляла Германия, кото­рая рассматривала Турцию как один из важнейших плацдар­мов для завоевания мирового господства. «Багдадская дорога — писал известный германский колониальный деятель Геттер, — открывает для нас пути в Персию, Египет и через Персидский залив, в котором мы должны сломить господство Англии, в Индийский океан и к прилегающим к нему странам. Благодаря ей мы через два пункта — через Суэцкий канал и Персидский залив — пробираемся к самым чувствительным для Англии пунктам ее мирового господства». Во время войны стратегическое значение Турции для Герма­нии еще больше возросло. Вступление Турции в войну прерва­ло бы самый удобный и короткий путь сообщения между Рос­сией и ее союзниками через Средиземное море. Из Турции мож­но было угрожать Суэцкому каналу — этому становому хреб­ту английских коммуникаций с Индией, Австралией, Новой Зе­ландией.

Кроме того, участие Турции в войне на стороне Гер­мании отвлекло бы значительное количество войск ее против­ников. Победа любой империалистической группировки в войне представляла серьезную опасность для Турецкой империи. В случае победы держав Антанты ей грозило расчленение, в слу­чае победы Германии Турция неизбежно должна была превра­титься в германского вассала. Но у турецких правящих кругов были собственные захват­нические планы в отношении русских территорий и территорий, находящихся в сфере английского влияния. Поэтому в борьбе за Турцию все шансы были на стороне Германии.

Балканские войны 1912—1913 гг., в результате которых балканские союз­ники захватили при помощи держав Антанты обширные турец­кие территории, ускорили переход Турции в лагерь герман­ского блока. На следующий же день после начала европейской войны был подписан секретный союзный договор между Турцией и Германией. Суть его сводилась к следующему; если Россия вме­шается в австро-сербский конфликт и Германия выступит на стороне Австрии, то Турция также обязана объявить войну России. Договор отдавал турецкую армию в полнейшее распоряже­ние Германии.

Статья 3 договора обязывала турецкое прави­тельство обеспечить осуществление действительного влияния и действительной власти германской военной миссии в операци­ях турецкой армии. За это Германия обязывалась добиться присоединения к Турции Закавказья и Северного Кавказа, час­ти потерянных турками территорий на Балканах, островов в Эгейском море и денежной контрибуции. В день подписания союзного договора с Германией в Турции была объявлена мобилизация.

Однако с объявлением войны турецкие правящие круги не спешили и 3 августа опубликова­ли декларацию о своем нейтралитете. Это объясняется тем, что Турция была не готова к войне. «Мы, — писал морской ми­нистр Турции Джем аль -паша, — объявили себя нейтральными только для того, чтобы выиграть время: мы ждали момента, когда наша мобилизация закончится и мы сможем принять участие в войне». Более того, турецкое правительство, стремясь притупить бдительность русской дипломатии и ввести ее в заблуждение, вступило в переговоры с русским послом в Константинополе, якобы с целью заключения союза против Германии и предо­ставления своей армии в полное распоряжение России.

10 августа 1914 г. в Дарданеллах появились два германских крейсера «Гебен» и «Бреслау». Турецкое правительство произ­вело фиктивную покупку этих кораблей и переименовало их в «Султана Селима» и «Медилли». С появлением в проливах германских крейсеров не только турецкая армия, но и турецкий флот оказались под командованием немцев. Прибытие в турец­кие воды «Гебена» и «Бреслау» изменило соотношение сил на Черном море не в пользу русского флота. Германские генералы энергично принялись за подготовку турецких войск к войне, в Турцию спешно доставлялось боевое снаряжение, усиливалась оборона проливов и портов.

Все это позволило Германии укрепить свое влияние на наи­более авантюристическую и воинственную часть турецкого пра­вительства во главе с Энвер-пашой. Однако многие члены турецкого правительства, в том чис­ле великий визирь, боялись вовлечения Турции в войну, в осо­бенности после поражения Германии на Марне и успехов рус­ских войск в Галиции. «В Турции, — писал в эти дни француз­ский публицист Кайзер, — колеблются; часть правительства мирно настроена; министр финансов Джавид-бей… по возвра­щении из Франции…, хочет во что бы то ни стало избежать не­поправимого разрыва». Тогда прогерманские элементы в турецком правительстве, поощряемые Германией, решили провокационным путем втя­нуть в войну Турцию. 29 и 30 октября 1914 г. турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона по приказу Энвер-паши обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Ново­российск.

В ответ на это Россия 2 ноября 1914 г. объявила войну Турции. 5 и 6 ноября Турции объявили войну Англия и Франция. Вступление Турции в войну против Антанты имело для Гер­мании большое значение. Турция выставила около полумилли­она солдат и отвлекла от главных фронтов войны в Европе от 500 до 800 тыс. русских и английских войск. Для России были закрыты проливы, что резко ухудшило снабжение царской армии вооружением и боеприпасами из Франции и Англии.

Не считая долгого пути через Владивосток с его незначительной пропускной способностью, связь России с Англией и Францией поддерживалась лишь через Архан­гельск. Существование Сербии было поставлено на карту, так как она лежала на путях прямого сообщения между централь­ными державами и Турцией, причем с разгромом Сербии Германия приобретала непосредственный доступ к турецкому сырью. Тотчас же после выступления Турции на стороне Германии русские войска перешли турецкую границу на Кавказе, бри­танские военные суда произвели бомбардировку Дарданелль­ских фортов, английские войска заняли Басру в Персидском заливе.

Образовались новые фронты мировой войны: Кавказский, Месопотамский, Палестино-Сирийский. Наибольшее значение имел русско-турецкий фронт в Закавказье. Военные действия на этом фронте начались тотчас же после объявления войны. Русские войска перешли в энергичное наступ­ление и овладели Кара-Дербентским горным проходом, лежа­щим на пути к турецкой крепости Эрзерум, расположенной в 106 км от границы. При дальнейшем продвижении на Эрзерум- ском направлении русские войска встретились с превосходящи­ми турецкими силами под командованием Энвер-паши, началь­ником штаба которого был германский генерал Бронсарт фон Шеллендорф.

Прожженный авантюрист генерал Энвер-паша, получивший образование в германской военной академии, решил устроить у Сарыкамыша шлиффеновские «Канны», т. е. окружить и унич­тожить русскую армию, а затем развернуть наступление в За­кавказье. Первоначально турецкие войска имели успех и вторглись на территорию России. Однако вскоре русская армия перешла в контрнаступление и обходящие турецкие корпуса оказались са­ми окруженными в районе Сарыкамыша. В боях с 22 декабря 1914 г. до 7 января 1915 г. турецкая армия потерпела такой разгром, который Энвер-паша в своих мемуарах был вынужден при­знать «величайшим разгромом мировой войны».

Один корпус был полностью уничтожен, от другого спаслись лишь жалкие ос­татки. Военные действия были перенесены на турецкую терри­торию. Сарыкамышская операция опрокинула планы германо-турец­кого командования на Кавказском фронте и имела важное стра­тегическое значение.

Она упрочила положение русских войск и обеспечила дальнейшие успехи Кавказской армии. Наряду с сухопутными сражениями, которые имели решаю­щее значение, в 1914 г. развернулись военные действия на море.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =