Учение на берегах волги

Учение на берегах волги

С 15 по 18 апреля 2014 года под руководством первого заместителя министра внутренних дел — главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерала армии Николая Рогожкина в субъектах Приволжского федерального округа состоялось комплексное учение с воинскими частями и подразделениями войск правопорядка. В нём было задействовано около 22 тысяч, несущих службу, более 1100 единиц военной и специальной техники, включая военнотранспортную авиацию. В ходе учения были отработаны вопросы приведения в повышенные степени боевой готовности при осложнении обстановки в регионе, передислокации к местам выполнения служебно-боевых задач, организации устойчивой связи, маршей на большие расстояния, размещения в полевых условиях. Штаб Приволжского РК ВВ МВД России отработал вопросы организации взаимодействия с представителями правоохранительных органов, Минобороны, МЧС, ФСИН и ФСКН. На заключительном этапе учения присутствовал полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич. Он осмотрел выставку современных и перспективных образцов вооружения, которой располагают внутренние войска. Особый интерес гостя вызвали средства связи тактического звена управления, беспилотные летательные аппараты, а также бронированные автомобили различных модификаций.

ГОРЫ ОШИБОК НЕ ПРОЩАЮТ

До расположения вьючнотранспортного батальона меня сопровождал дежуривший по штабу старший прапорщик Ильяс Ачабаев. По пути разговорились. Оказалось, что Ильяс уже несколько лет служит в подразделении инструктором по горной подготовке. Сам он местный, родом из предгорного селения Ташлы-Тала. До службы работал на турбазе, был яководом, фермером. В общем, значительную часть жизни провёл в горах. Узнав о существовании вьючно-транспортного батальона, решил служить в этом подразделении.

— Скажите, — интересуюсь, — тяжело воевать в горах?

— Не знаю, мне лично не доводилось, — отвечает Ильяс, — но могу сказать точно: подниматься в горы даже в мирной, спокойной обстановке — довольно сложное занятие. А для необученных людей оно может стать не просто трудным — смертельно опасным. Горы ошибок не прощают. Один неверный шаг в густом тумане, и можно свалиться в пропасть. Неловкое движение, случайный выстрел могут породить лавину или камнепад. Во время дождя маленький ручей с кристально чистой водой моментально превращается в мутный яростный поток, сметающий всё на своём пути. Резкие изменения погоды, перепады температур, грозы могут стать серьёзным испытанием даже для подготовленных людей, не говоря уже о новичках.

— А вы сами попадали в горах в трудную ситуацию? — спрашиваю у старшего прапорщика.

— Было дело, — спокойно отвечает он. — Я тогда ещё совсем молодым был, неопытным. Пошёл в горы, а накануне снега много выпало. Решил пройти мимо двух гребней. Иду, ружьём помахиваю, и вдруг — хлопок! Я, правда, сразу сообразил, что это лавина сошла и надо бежать. Рванул так, что воздух в ушах засвистел, но всё равно не успел. Лавина меня сбила с ног, закрутила, а потом отбросила в сторону, на травяной склон. Повезло, что только краем задела, иначе я бы с вами сейчас не разговаривал… Вот теперь учу своих парней уму-разуму: как надо ориентироваться в горной местности, правильно и безопасно прокладывать маршрут, вязать альпинистские узлы, наводить переправы через горные реки.

— А сколько надо времени, чтобы подготовить человека к действиям в горах?

— Минимум полгода. Но это, так сказать, базовый, начальный уровень. Чтобы стать настоящим горным бойцом, времени требуется значительно больше. Ну а совершенствовать своё мастерство можно всю жизнь. А у нас в батальоне ещё и лошади служат. Это значительно усложняет весь процесс подготовки. Пока коней в горах заменить никто не может. По крутым горным тропам не пройдёт ни квадроцикл, ни снегоход. А эти красавцы могут! Вон они — полюбуйтесь!

ЧТО ЛУЧШЕ?

За разговорм мы подошли к конюшне. Большая площадка конного двора была заполнена лошадьми, рядом с которыми деловито суетились коноводы. К нам лихо подскакал ладно сидящий в седле молодой офицер. Ильяс Ачабаев представил меня командиру разведывательно-кавалерийской роты капитану Николаю Бодневу и отправился назад в штаб. А Николай, ласково потрепав своего коня рыжей масти по лебединой шее, ловко спрыгнул на землю.

— Да вы прямо заправский кавалерист! — вырвалось у меня. — Наверное, давно здесь служите?

— Да нет, около года. Просто в деревне рос. С малых лет на лошадях катался, в седле и без него. Вот теперь это детское развлечение здорово пригодилось.

— Сразу после института сюда распределились?

— Нет, в Махачкале, в разведывательной роте долго служил. Там у нас вместо коней бронетранспортёры были.

— Ну и что лучше — кони или БТРы?

Сложно сравнивать. Лошади, они живые. У каждой свой характер. Груза, правда, поднимают не так много, как БТР, но при действиях в горах надёжнее помощника не найти. Могут пройти практически везде. Причём очень тихо, что особенно важно для разведчика. А бронетранспортёр по-своему тоже хорош. Это защита, скорость, грузоподъёмность, вооружение. Надёжная, безотказная техника в умелых руках.

Со мной такой случай однажды произошёл. В августе 2011-го одна из разведгрупп напала на след боевиков в горно-лесистом районе Дагестана. Прилегающую местность, как в таких случаях полагается, заблокировали, а мне с моими орлами поручили подвезти боезапас для миномётной батареи. Загрузив под завязку пару бронетранспортёров минами, мы выехали в район спецоперации. Добрались нормально, разгрузились. И тут нас предупредили, что завтра выходим на разведывательно-поисковые мероприятия. Утром двинулись на исходный рубеж, а впереди высокой стеной густой кустарник стоит. Человеку не пройти, пришлось бронетранспортёром дорогу прокладывать.

Водителем моей машины был Арсен Керимов. Замечательный, весёлый парень, мастер на все руки. Перед началом операции он со своим братом по телефону долго разговаривал, а потом мне сказал:

— Всё, командир, через месяц контракт заканчивается, увольняться буду. Устал от этой походной жизни. У меня жена в роддоме лежит, скоро второй ребёнок появится. Надо передохнуть немного.

В этот момент подъехали к краю оврага и начали медленно спускаться вниз. Когда скошенный нос бронетранспортёра пригнул очередной раскидистый куст, по броне ударили звонкие автоматные очереди. Так вышло, что БТР выехал прямо к базе боевиков. Бандиты из всех стволов начали лупить по бронетранспортёру, разведчики — стрелять в ответ из бойниц.

Вдруг что-то резко щёлкнуло, ярко полыхнули искры, и Арсен начал молча заваливаться на меня. Потом выяснилось: бронебойная пуля прошила корпус и попала парню прямо под лопатку. Смерть мгновенная.

БТР стал замедлять ход, ещё немного, и мы бы превратились в лёгкую мишень.

Медлить было нельзя. Я схватил левой рукой руль и, кое-как перекинув ногу через тело Арсена, до упора вдавил педаль подачи топлива. Натужно взревев двигателем, бэтээр медленно набрал ход и, плюясь свинцом из всех бойниц, с треском ломая кустарник, опять помчался по оврагу. Как рулил — не помню. Помню только, как судорожно выкручивал рулевое колесо, стараясь не опрокинуться на крутом склоне, не напороться на высокий валун или не врезаться в толстое дерево.

Кое-как выехали к своим. Подлетела санитарная "таблетка". Едва бойцы вытащили из БТРа окровавленное тело Арсена, у него в кармане затрезвонил телефон. Звонил брат. Пришлось взять себя в руки и ответить.

Учение на берегах волги
Учение на берегах волги
Учение на берегах волги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − один =