Восточно-Прусская операция и битва на Марне

Восточно-Прусская операция и битва на Марне

Но готовиться уже было некогда. Под давлени­ем союзников царская Россия, чтобы предотвра­тить разгром французской армии, вынуждена была двинуть свои войска против Германии. Ар­мии русского Северо-Западного фронта 17 авгус­та 1914 г., не закончив своего сосредоточения, на­чали наступление в Восточной Пруссии. Его задача состояла в том, чтобы разбить 8-ю германскую армию путем охвата ее с двух сторон: с севера — 1-й армией генерала Ренненкампфа и с юга —2-й армией генерала Самсонова.

Операция началась наступлением 1-й армии. 19 августа в районе Шталюпенена русские войска нанесли поражение пере­довому немецкому корпусу. 20 августа на фронте Гумбинен-Гольдап произошло сражение между главными силами 1-й русской и 8-й германской армий, в котором последняя потерпела пора­жение и начала отход на запад. Возникла угроза потери Восточ­ной Пруссии.

В Берлине забеспокоились. Было сменено коман­дование 8-й армии и отдан приказ о переброске с Западного фронта на Восток двух корпусов и одной кавалерийской диви­зии; еще один корпус был задержан в районе Меца в готовности к отправке. Но эти меры могли сказаться не раньше чем через две недели, и у русского командования имелись шансы на круп­ный успех. Однако в результате дезорганизации тыла, недостатка бое­припасов и преступного бездействия генерала Ренненкампфа русская армия не сумела использовать победу.

После сражения при Гумбинене генерал Ренненкампф простоял неподвижно на месте целых два дня, а затем очень медленно стал продвигать­ся вперед. Это дало возможность отступавшим войскам 8-й гер­манской армии оторваться от противника. Вновь назначенный командующий генерал Гинденбург и его начальник штаба гене­рал Людендорф, оставив слабое прикрытие против еле продви­гавшейся вперед армии Ренненкампфа, перебросили основные силы армии для контрудара по 2-й русской армии Самсонова. Превосходящим силам германских войск удалось окружить два русских корпуса. При этом генерал Ренненкампф не ударил палец о палец, чтобы помочь Самсонову, хотя имел для этого полную возможность.

Генерал Людендорф в своих воспоминаниях пишет: «Немец­кие корпуса шли в тыл наревской армии. Но при этом они под­ставляли собственный тыл Ренненкампфу… Огромная армия Ренненкампфа висела как грозная туча на северо-востоке. Ему стоило только двинуться, и мы были бы разбиты».

Возможно, в этом сыграла роль личная неприязнь Реннен­кампфа к Самсонову, но это не снимает с него ответственности за гибель двух русских корпусов. В сентябре немцам удалось нанести поражение армии Рен­ненкампфа, которая отступила к Неману, избежав окружения, но понеся большие потери. В боях Восточной Пруссии русские войска показали высокую боеспособность — они храбро и стремительно вели штыковые атаки, метко стреляли, упорно оборонялись, переходя в контр­атаки. Однако неудовлетворительное руководство войсками фронта со стороны Жилинского и преступная, граничащая с пре­дательством бездеятельность Ренненкампфа привели к тому, что успешно начатая операция окончилась крупной неудачей.

Все же Восточно-Прусская операция оказала значительное влияние на ход войны. Русские своим вторжением в Восточную Пруссию сорвали германский план разгрома противников поодиночке и вынудили Германию ослабить свои силы на Западе. И это в тот момент, когда германскому командованию на Западном фронте накануне решающих боев требовался буквально каждый солдат.

Понятно, что это существенно облегчило положение англо-фран­цузской армии. Преследуя отходившие англо-французские войска, правое крыло германской армии 30 августа изменило направление свое­го наступления с южного на юго-восточное. Произошло это от­части из-за самоуправства генерала фон Клука и потери нитей управления германским верховным командованием, отчасти из- за недостатка сил для более глубокого охвата левого фланга со­юзников. В результате вместо охвата назревало фронтальное столкновение главных сил обоих противников на р. Марне.

Гер­манское командование было вынуждено отказаться от идеи охвата левого фланга противника и перенесло свой главный удар восточнее, стремясь прорвать центр англо-французских армий. Рассчитывая сломить фронт союзников между Парижем и Верденом, германское командование надеялось на то, что у французов не хватит резервов для нанесений удара по откры­тому флангу германской армии со стороны Парижа. Между тем из частей парижского гарнизона, из колониальных войск (ма­рокканцев и сенегальцев) и других частей, брошенных на обо­рону Парижа, была создана новая 6-я французская армия гене­рала Монури.

Снабжением руководил военный губернатор Па­рижа Галлиени, действия которого во многом способствовали по­ беде на Марне. Был мобилизован весь городской транспорт Па­рижа, в частности все такси, которые быстро перебрасывали час­ти 6-й французской армии. Впоследствии говорили, что победи­телями на Марне были парижские шоферы.

Конечно, это была шутка. В действительности в поражении немцев на Марне сы­грали роль другие, более существенные факторы. 6 я французская армия, постепенно усиливая нажим на пра­вый фланг немцев, вынудила их перебросить всю 1-ю армию на его прикрытие. Прорыв в центре не был достигнут из-за отчаян­ного сопротивления французских войск.

4 сентября началась грандиозная битва на Марне, в которой с обеих сторон участвовало свыше 2 млн. человек. Уже в первый день германским войскам на ряде участков пришлось перейти к обороне. С каждым днем положение становилось тяжелее, и ут­ром 9 сентября Мольтке был вынужден отдать приказ об общем отступлении за реку Марну, а вечером того же дня все пять гер­манских армий начали поспешный отход за реки Эна и Вель. 14 сентября Мольтке был заменен генералом Фалькенгайном.

Исход битвы на Марне предопределил переход к затяжной войне, которая была гибельной для Германии, потому что подав­ляющие материальные и человеческие ресурсы антигерманской коалиции должны были рано или поздно сыграть решающую роль. Германский стратегический план на Марне потерпел полное крушение. Этот факт в истории первой мировой войны получил назва­ние «чуда на Марне». Основные причины этого «чуда» лежали в несостоятельности германского руководства, упорном сопро­тивлении французских войск и, наконец, в той помощи, которую оказала союзникам русская армия, вынудив германское коман­дование в критический момент перебросить значительные силы на Восток. Это осознавало германское командование.

По сви­детельству Эрцбергера, уже в 1914 г. генерал Фалькенгайн за­явил, что «война в целом собственно проиграна, благодаря исхо­ду Марнской битвы, который так долго скрывали от немецкого народа. Исход Марнской битвы подействовал в германской квар­тире катастрофически». Между тем на Восточном фронте также разворачивались ре­шающие события.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + 9 =