Поступь диктатора.

Официально «Директория» появилась 23 сентября 1918 года в Уфе. Этот город, из-за близости фронта, вскоре пришлось покинуть и перебраться в Омск, где доживало свои дни старое Сибирское правительство. Несмотря на пафос, который содержала в себе идея новой власти, с самого начала она была враждебно встречена местным населением. Новый военный министр Временного правительства, командующий Сибирской армией атаман Сибирского казачества

Павел Павлович Иванов-Ринов, вернувший в армию императорские звания и погоны, проводил мобилизацию, пользуясь достаточно жесткими методами. Селения, отказывающиеся выдавать призывников, подвергались «вооруженному воз-действию военной власти»: на деле — массовым поркам. Что не могло радовать сибиряков. Вскоре крупные крестьянские восстания вспыхнули на Алтае. Весь Славгородский уезд со 2 по 10 сентября находился в руках восставших, которые привычно перебили офицеров и вывесили красный флаг. Крестьяне, помимо насильственной мобилизации, не скрывали своего недовольства стремлением правительства прекратить незаконные вырубки лесов: Сибирское правительство пыталось взимать плату за вырубку деревьев, которые сибиряки считали своими. Пехота и отряды милиции, посланные тогда на подавление крестьянских недовольств, попали в плен. Солдат просто заперли в холодном сарае, а вот офицеров перебили, да еще и на спинах ремни вырезали. Каждая подобная история заканчивалась прибытием войск и расстрелом зачинщиков. При этом в правительстве утверждали, что восстания эти — результат подрывной агитационной работы беглых красноармейцев и венгров. Дело в том, что для Сибири подобные крупные восстания оказались явлением новым и вызваны они были, скорее всего, тем, что правительство без царя, но при множестве офицеров вызывало у крестьян подозрения. К тому же не могли сибиряки освоить идею «Директории» с несколькими правителями. Даже интеллигенция начала разочаровываться в коллективной власти. Тем временем к октябрю 1918 года в Омске появилось много антибольшевистских организаций. Большая их часть, за исключением левых, считала, что временно необходимо установить единоличную диктатуру одного лица. Так, «Директория» с первых дней пребывания в Омске оказалась в некоторой изо-лоции. Появились и слухи о том, что эсеры — основная партия в новом правительстве — готовят заговор с целью захвата власти.

Кроме того, некоторые действия самого Временного правительства способствовали становлению будущего диктаторского стиля правления. Так, оно объявило о денационализации промышленных предприятий и о возврате землевладельцам конфискованного у них в 1917 году имущества. Возвращался и весь дореволюционный уклад жизни, не сильно любимый в народе: вводился военно-полевой суд, а также казнь за политические преступления. К осени в правительстве Сибири усилились правые настроения, в результате чего сторонники

«демократической контрреволюции» были окончательно вытеснены, а представители Антанты пообещали предоставить оснащение для 100-тысячной Сибирской армии и предоставить 200 миллионов рублей в качестве займа.

Таким образом, к осени огромное пространство погруженной в Гражданскую войну страны оказалось экономически и политически готово к приходу верховного правителя. Сыграли в этом свою роль и неприкаянные чехословацкие легионеры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × четыре =