Первый бой польской армии на восточном фронте 1943

Первый бой польской армии на восточном фронте 1943

ТРИ ДНЯ НА ПЕРЕДОВОЙ

За это время Первая польская дивизия приняла кровавое крещение

Любители батального кино, может, вспомнят картину «До последней капли крови». Там в основу сюжетов положено сражение у белорусского города Ленино 12 октября 1943 года. Именно здесь началось первое наступление польских войск на восточном фронте. До 1989 года 12 октября отмечался как день Польской народной армии. После распада соцлагеря многое в этой истории предстало в новом свете

Польская армия начала формироваться в Советском Союзе в августе 1941 года и по плану должна была достичь 96 ООО солдат. Людские ресурсы брались из польских частей, оказавшихся в советском плену после его вторжения в Польшу 17 сентября 1939 года. Формирование армии происходило под Оренбургом, командование находилось в Бузулуке (после ухода поляков здесь формировался и чехословацкий корпус). Но по требованию эмигрантского правительства в Лондоне, польские части переместились в среднеазиатские советские республики, поближе к границе с Ираном. А затем, когда процесс остановился из-за разногласий между польской и советской сторонами, летом 1942 года, 114 ООО военных и гражданских лиц переместились в Иран.

Следующий этап развития польской армии в СССР начинается весной 1943 года, когда Сталин разрешил сформировать воинскую часть из польских коммунистов во главе с Вандой Василевской. К этому времени Москва уже не поддерживала никаких контактов с правительством в Лондоне. Ей нужны были части, не подверженные влиянию эмигрантского руководства. Тем более, что в это время как раз разгорался скандал вокруг массового расстрела польских офицеров под Катынью.

Главным центром формирования 1-ой пехотной дивизии им. Тадеуша Костюшко был избран городок Селец под Рязанью. Командующим соединения стал полковник (с августа 1943 года бригадный генерал) Зыгмунт Берлинг.

В середине мая 1943 года в лагерь начали приходить первые добровольцы. Многие являлись прямо из лагерей. Другой поток шел с юга и востока СССР, куда депортировались тысячи граждан буржуазной Польши.

Для формирования дивизии количество солдат было достаточным, а вот офицеров не доставало. Решение нашлось быстро — командиров стали назначать из Красной армии.

Военная подготовка началась 1 июня и в тот же самый месяц были доставлены первые партии оружия и боеприпасов. В четверг 15 июля, в день 533 годовщины сражения у Грюнвальда, военнослужащие дивизии приняли присягу. Обучение должно было закончиться 15 сентября. Но все завершилось досрочно. Поляки из понятных соображений не хотели уходить на фронт в день четвертой годовщины нападения СССР на Польшу.

НА ФРОНТ

А вот четвертая годовщина вторжения немецких войск на территорию Польши была вполне уместной, чтобы в этот день отправиться на фронт. Что и произошло 1 сентября. Первая пехотная дивизия погрузилась в эшелоны и поехала в сторону Белоруссии на Западный фронт.

После выгрузки в Вязьме дивизия ночами продвигалась на Запад и 9 октября сосредоточилась в 8-15 км от линии фронта. Здесь она была зачислена в состав 33-й армии генерал-полковника В.Н. Гордова. Уже через несколько дней дивизия воевала.

Её первой военной операцией был бросок на главном направлении — через Днепр с закреплением плацдарма для дальнейшего продвижения армии. Надо было проломить немецкую оборону на двухкилометровом участке фронта между деревней Ползухи, высотой 215,5 и деревней Тригубово (сегодня Костюшково) на северо западе и западе от городка Ленино. Потом обеспечить наступление механизированных соединении из второго эшелона армии.

Рано утром 10 октября польские солдаты сменили советский стрелковый полк на исходных позициях и уже на следующий день провели разведку боем.

ПЕРЕД Днепром БЫЛА МЕРЕЯ

Задача была не из простых. Немцы хорошо подготовились к обороне, используя естественные преграды — Днепр и крутые берега. Но первой водной преградой был не Днепр, а речка Мерея. Неглубокая, шириной метров пять. Но дожди размыли ее берега, превратив окрестности в болото, непроходимое для танков и тяжёлой артиллерии. Пехотинцам же надо было идти несколько километров по труднопроходимой местности, а, главное, совершенно открытой.

Немецкая оборона в районе польской дивизии состояла из двух зон. Первая опиралась на высоты 217,6 и 215,5 и содержала три линии окопов. Вторая проходила по высоте перед деревней Пуничи и состояла из двух линий окопов. Против 33-ей армии стояло 20 ООО солдат немецкого 39-го танкового корпуса из 4-й армии группы Центр.

Прямо напротив 1-й пехотной дивизии окопалась 337-я пехотная дивизия, практически в полном составе. Это 595 пулеметов, 76 минометов и 137 пушек.

Польская часть выглядела вполне боеспособной. Она была почти полностью укомплектована — всего 12 683 человека, хорошо вооружена и, что важно, не измотана в предыдущих боях. Это была самая крепкая дивизия из всей 33 армии. Для сравнения, соседняя, на правом фланге, 42-я стрелковая дивизия Красной армии имела в строю 4 636 солдат, а 290-я стрелковая дивизия, на левом, и того меньше — около 4 тысяч.

По плану Берлинга поляки должны были атаковать двумя эшелонами. В первом находился 1-й и 2-й полк. Каждый из них, опять же, делился на три эшелона, причём, из-за узкой зоны прохода во всех эшелонах находился только один пехотный батальон. Во втором эшелоне за 2-м полком, который должен был продвигаться на главном направлении дивизии, стоял 3-й с ротой танков.

Каждый пехотный полк первого эшелона поддерживали два артиллерийских полка, которые должны были в течение 100 минут ликвидировать опорные точки противника и его огневые средства на переднем крае обороны. Артиллеристы должны были создать буквально вал огня, катящийся перед атакующими танками и пехотой. Вплоть до полутора километров в глубину вражеской обороны.

ГЛАДКО БЫЛО НА БУМАГЕ

Главная боевая операция началась во вторник 12 октября в 6 утра. Первый батальон 1-го полка после пятиминутной артиллерийской подготовки двинулся на боевую разведку. Удалось преодолеть долину реки Мерея, но у подножия высоты 215,5, метрах в ста пятидесяти от вражеских окопов заработали пулеметы. Батальон окопался.

Командование посчитало разведку успешной — удалось засечь огневые точки обороны немцев. Но артиллерия ждала, когда рассеется туман, и открыла огонь только в 9.20. артиллерийская подготовка из-за тумана была отложена на один час, и установки Катюша и пушки начали стрелять по немецким позициям только в 9:20.

Спустя 40 минут командир 33 армии Гордов приказал досрочно закончить артподготовку и начать ограниченную поддержку движущимся огневым валом. В 10:30 вперед пошла польская дивизия и её советские соседи. В 11.00 пала первая линия немецких окопов.

Быстрое и бесстрашное движение польских пехотинцев вперёд заслужило восхищение у советских офицеров на командном посту; быстро продвигающихся поляков сравнивали с элитной морской пехотой. Но тут включилась вторая линия обороны на высотах 215,5 и 217,6. И наступающий вал захлебнулся, дивизии утратили темп.

Пополудни подразделениям 1-го полка удалось достичь дороги, связывающей немецкую оборону на высоте 215,5 с опорной точкой в селе Тригубово. Туда немцы вынуждены были оттянуть передовые части из-за угрозы окружения. Из деревни немцы несколько раз бросались в контратаку на 1-й полк, но были отбиты, благодаря введению в бой свежего батальона. Через полтора часа боя гитлеровцы оставили Тригубово.

Между тем батальоны 2-го полка вели тяжёлые бои за деревню Ползухи. Без подавления этого укрепленного района дивизия не могла идти дальше. И к 14.00 силами трех батальонов полка Ползухи были взяты.

Казалось бы, успех, но в бой вступила дальняя артиллерия немцев, с того берега Днепра. А тут еще про ленилось, и в небе появились бомбардировщики, которые атаковали переправу через Мерею. Атака танкового полка, уже было подготовленная, сорвалась. Машины застряли в болоте у разбомбленной переправы. Несколько танков горели, подбитые с воздуха.

В 14 часов немцы пошли в контратаку на Тригубово. Поляки, хотя и с трудом, но устояли. Выручила армейская артиллерия. Потом начались новые налеты и дивизия, особенно 1-й полк, понесла большие потери.

После часа передышки атаки немцев продолжились. К этому моменту у польских солдат стали кончаться боеприпасы. Но позиции удерживались, нигде немцам не удалось пробить брешь. Однако новый вал артиллерийского огня сделал свое дело — на триста метров отступили 1-й полк и оставил Полосухи 2-й.

В 18:20 Берлинг приказал возобновить движение и отбить потерянные объекты. Сопротивление противника не удалось переломить, и истощенный 1-й полк был заменён резервным 3-м полком. Ночью 13 октября 3-й полк проводил интенсивную разведку и при следующем продвижении ему удалось взять высоту 215,5. Разведчики даже проникли в Тригубово, где уничтожили штаб немецкого батальона и захватили карты с обозначением немецких огневых средств.

Ночью также нужно было осуществить перегруппировку частей, эвакуировать раненных, пополнить боеприпасы и продовольствие. Тем же самым занимались и немцы. Они даже сумели провести одну контратаку.

КОНФЛИКТ С КОМАНДУЮЩИМ

Несмотря на то, что после первого дня боёв генерал Берлинг оценивал ситуацию с собственными войсками как очень тяжёлую (1 и 2 полки насчитывали лишь от 200 до 300 солдат) и требовал смены плана, командующий армией генерал-полковник Гордов приказал продолжать наступление.

Остатки 2-го полка должны были взять Ползухи, а потом двигаться к деревне Пуничи. Задачей 3 полка было атаковать в направлении двора Юрково и посёлка Малый Дятел. В среду 13 октября в 8 часов после четвертьчасовой артиллерийской подготовки польские и советские солдаты пошли вперед. В этот раз свежие немецкие части при сильной авиационной поддержке довольно быстро остановили наступление. В 10:30 2-й полк был вынужден перейти к обороне, а за ним и 3-й.

В тот день Люфтваффе провело в общей сложности 23 налёта. В силу этих обстоятельств Берлинг приказал обоим полкам окопаться на достигнутых позициях и подождать соседние советские дивизии для следующего рывка вперед. Однако этому приказу воспротивился заместитель Берлинга полковник Киневид-зе. Этот офицер Красной армии сообщил о приказе командованию армии. Берлинг был немедленно вызван в штаб. Здесь между ним и командующим армией произошёл разговор на повышенных тонах. В 17 часов Берлинг получил радиограмму, в которой предписывалось незамедлительно отвести польскую дивизию в тыл.

Но поляки успели-таки к вечеру 13 октября вернуть Ползухи. А на следующий день 1-ю дивизию заменила 164-я стрелковая дивизия. Боевые операции в зоне 33 армии закончились до 18 октября и немцы отступили на следующую линию обороны.

ИТОГ

Польские солдаты в своем первом бою успешно преодолели водные преграды и вывели из строя сильно укреплённую оборону противника, при этом уничтожив 1 500 немцев и 326 взяв в плен. Также были захвачены 58 артиллерийских орудий.

Однако и сами заплатили высокую цену -510 павших — 51 офицер, 116 подофицеров и 343 солдата, 1 776 раненных и около 750 пропавших без вести и взятых в плен. Потеря более 3000 солдат равнялась 23,7 % полного состава дивизии, что отвечало тем же процентным потерям 2-го польского корпуса после тяжёлых боев на территории итальянского Монте Кассино.

Что касается отвоёванных территорий, начало военной операции можно оценить положительно. Польские пехотинцы проникли в немецкую оборону на глубину от 2,5 до 4 км и овладели ключевыми объектами.

Причиной последующей оперативной неудачи, главным образом, было неправильное решение командующего 33 армии Гордова. Он сократил артиллерийскую подготовку, ограничил движущийся огневой вал и плохо организовал переправу через Мерею.

Свою роль сыграл и неуспех соседних советских дивизий. Они не смогли держать темп наступления поляков. Фатальные последствия имела потеря эффекта внезапности.

Со стороны командования армии была критика поляков, которых обвинили в разглашении информации о будущей атаке, указали на большое количество сдавшихся в плен и неудовлетворительную работу командного состава.

Однако польская дивизия, несмотря на плохую оперативную ситуацию и вопреки недостаткам в командовании, связи, взаимодействии пехоты с другими родами войск и снабжении, показала большой энтузиазм, решимость и отвагу. Трое представителей дивизии были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза, самой высшей наградой для военнослужащих польских частей в СССР.

Дезертиры и пленники

Бесславную главу в историю битвы у Ленино вписали польские дезертиры, до 1989 года об этом было запрещено писать. Фактом остается то, что уже 11 октября в немецком плену добровольно оказалось приблизительно 25 дезертиров, которые информировали немцев о предстоящей атаке. Как позже и подтвердилось из допросов взятых в плен немцев, об атаке хорошо знали также солдаты немецких отрядов первого эшелона. Укрепить немецкую оборону оказалось не сложным. Один из дезертиров доложил, что сдался в плен из-за голода и плохого снабжения. Правда о дезертирах разумеется вызвала большую критику со стороны советского командования, которое обвиняло поляков в измене и очень низкой морали. Причиной этих заключений оказалось также большое количество солдат, которые попали в плен во время тяжёлых боёв у Ползух и Тригубово во второй половине дня и вечером 12 октября. Они были взяты в плен из-за безвыходной ситуации, вызванной окружением, израсходованием боеприпасов и потерей командиров. Для Советов, которые привыкли к беспрекословному выполнению приказов даже ценой самопожертвования это не являлось оправданием. В польских сводках писали о 116 пленных и 652 пропавших без вести, из которых большинство все таки оказались в плену у немцев. Из материалов немецкой 337 дивизии видно, что с 11 по 14 октября 1943 года их части взяли 40 дезертиров и 480 пленных.

Организация, вооружение, снаряжение

Польская 1-ая пехотная дивизия была организована согласно уставов советской гвардейской дивизии. Состояла из трех пехотных полков, лёгкого артиллерийского полка, противотанкового дивизиона и батальонов (учебный, санитарный и сапёрный), а также отдельных специальных рот (разведывательная, связная, химическая, автомобильная и т.д.). Табельный состав: 11 185содат, 1 193 лошадей, 6 843 винтовок, 1 611 автоматов, 503 лёгких и 166 тяжелых пулеметов, 279 противотанковых ружей, 167 минометов, 96 пушек и 346 автомобилей, из них три бронированные. Кроме означенного списка дивизия была подкреплена ещё танковым полком, двумя отрядами истребителей танков, миномётным дивизионом, зенитным дивизионом, отдельным женским пехотным батальоном и другими подразделениями. Нештатные силы насчитывали 5 386 солдат, 151 лошадь, 304 винтовки, 937 автоматов, 192 лёгких пулемета и 126 тяжёлых пулеметов, 138 противотанковых ружей, 51 миномёт, 79 пушек и 41 танк. Ручное оружие составляли винтовки АВТ/СВТ-40 и Мосина обр. 1891/30, автоматы ППШ-41, лёгкие пулеметы ДП и тяжёлые пулеметы Максим обр.1910/30. Снаряжение пехотинцев дополняли ротные 50 мм миномёты обр. 38 и 40, батальонные 82 мм минометы обр. 37 и 41, противотанковые винтовки ПТРС и ПТРД калибра 14,5 мм и 45 мм противотанковые пушки обр. 37 и 42. Тяжёлое снаряжение представляли 76 мм дивизионные пушки обр. 42 (ЗИС-3), 122 мм гаубицы обр. 38, лёгкие танки Т-70 и средние танки Т-34/76.

Поляки начали подготовку в советской военной форме, но в мае 1943 года офицеры получили обмундирование польского довоенного образца, сшитое в СССР. Форма для солдат прибыла на месяц позже. Старо-новая форма была дополнена традиционной польской фуражкой с кокардой и четырёхугольным верхом, называвшаяся конфедераткой. Интересно то, что форму шили заново, несмотря на то, что советская интендантская служба имела в распоряжении огромное количество польского обмундирования, захваченного в сентябре 1939 в восточной Польше. Личное снаряжение — ремни, фляги, лопатки, каски, плащпалатки и т.д. — были советского образца. Головной убор украшал государственный герб — орёл, который был изготовлен из латуни. В сравнении с довоенным орлом этот был попроще, по образцу пястовского орла 1825 года, у которого не было ни короны, ни щита и из-за этого его некоторые солдаты оскорбительно обзывали курицей.

Первый бой польской армии на восточном фронте 1943
Первый бой польской армии на восточном фронте 1943
Первый бой польской армии на восточном фронте 1943

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 4 =