Перстень королевы

Перстень королевы

На суде граф Роберт Эссекс держался с достоинством, как и подобает настоящему дворянину. Пытался убедить собравшихся в том, что в анти королевских заговорах не участвовал, а действовал исключительно на благо государства и ради спасения Елизаветы от вельмож, замышлявших свергнуть ее с престола. Но, увы, после недолгого совещания суд все же приговорил графа к смертной казни. Выслушав приговор, Эссекс высказал лишь одно пожелание — повидаться перед смертью с графиней Ноттингем.

Спустя несколько часов знатная дама прибыла. Провела в темнице у заключенного всего пять минут и уехала.

НЕУДАЧЛИВЫМ ДУЭЛЯНТ

Тринадцать лет назад, в 1588 году, скрестили шпаги два молодых смельчака и красавца Карл Боуни, лорд Монжуа, и граф Роберт Эссекс. Причина для ссоры была более чем веской — скончался граф Лейчестер, фаворит королевы. А значит, освободилась вакансия любовника ее величества. Победил Монжуа, Эссекс был ранен в колено.

«Вот мальчишки! — узнав о поединке, вознегодовала втайне довольная Елизавета I. — Уймите же их, не то они друг друга покалечат или убьют». Вызвала сорванцов к себе, слегка пожурила их — ну в точности добрая бабушка, выговаривающая шаловливым внукам! Сравнение тем более уместное, что оба дуэлянта действительно годились Елизавете во внуки. Королеве в то время было 55, соперникам — по 22. Однако «бабушкино» сердце дрогнуло, и место покойного Лей-честера занял Эссекс. Так что неудачливый дуэлянт все же вышел победителем.

Первые годы фаворитизма Роберта Эссекса напоминали нелепую пьеску, водевиль, в котором графу досталась роль весьма невыигрышная. Дело в том, что предшественник Эссекса, Лейчестер, продержавшийся в королевских любовниках 32 года, был настоящим хозяином и крепко держал в узде свою царственную возлюбленную. Юного же Роберта Елизавета сама взяла в ежовые рукавицы. Надоедала ему капризами, ревностью, подозрениями, а когда он пытался освободиться от навязчивой опеки — резко ставила на место. Пожалуй, блистательный аристократ нередко чувствовал себя кем-то вроде молодого батрака, ради денег женившегося на престарелой хозяйке.

А между тем Эссекс был благородней, добрей и талантливей покойного Лейчестера. К тому же в скором времени у него открылись незаурядные таланты государственника. Нынешний фаворит оказался храбрецом и прекрасным военачальником, в то время как прежний был трусом и никудышным администратором. Лейчестер искал чинов и наград, Эссекс сделался необходим в управлении государством.

У низменного Лейчестера были тихие завистники и безудержные льстецы, у благородного Эссекса объявились тайные враги и неуемные клеветники. Они отслеживали каждый шаг нового фаворита, старались подслушать каждое слово и донести его до королевы, извратив до неузнаваемости. И если молодая Бетси верила любому вздору Лейчестера, то стареющая Елизавета сомневалась в каждом слове честного Эссекса.

ГНЕВ-ДУРНОЙ СОВЕТЧИК

Однако водевиль продолжался и с каждым актом все больше походил на драму. В конце концов Эссекс оступился. Назначенный вице-королем Ирландии, он не смог усмирить мятежную страну и более того — заключил невыгодный мир с бунтовщиками, растратив без толку кучу денег. «Это измена», — нашептывали королеве царедворцы. Да, Елизавета понимала, что здесь Эссекс действительно оказался не на высоте. Об измене, конечно, и речи нет, но и хвалить фаворита было решительно не за что.

На суде Эссекс защищался весьма неудачно, и приговор был суров: графа уволили со всех должностей, лишили всех орденов… Он был вне себя от гнева. А гнев, как известно, дурной советчик.

Однажды ночью опального фаворита осенила идея. Он замыслил свергнуть Елизавету и возвести на английский престол шотландского короля Иакова VI, сына Марии Стюарт. Эссекс вошел в айные сношения с Иаковом, обещая тому в случае народного восстания поддержку со стороны войск, расквартированных в Ирландии.

Утром 18 февраля 300 заговорщиков с оружием в руках устремились на штурм королевского дворца. Но народ поддержал свою королеву. Мятежники были разгромлены.

Суд вынес свое решение: через пять дней Эссекс будет казнен. В первый день королева не подписала смертного приговора. Она словно чего-то ждала. Не подписала и во второй. Лишь вызвала канцлера, поинтересовалась: не отдавал ли приговоренный каких-либо распоряжений. Оказалось никаких.

Елизавета не поставила своей подписи под приговором и на третий день. Многочисленные враги бывшего фаворита уже начали волноваться: неужели Эссекса помилуют? Однако вечером накануне казни королева подписала страшную бумагу.

Утром 25 февраля Роберта Эссекса привели в подвал Тауэра. Держался он с достоинством, однако то и дело тревожно озирался по сторонам и до последней минуты надеялся на чудо. Но его, увы, не произошло.

ПРЕДСМЕРТНОЕ ПОКАЯНИЕ

После казни Эссекса королева начала дряхлеть на глазах, теперь она не заботилась о своей внешности, да и то — ей уже было почти семьдесят. Частенько она заговаривала сама с собой. Придворные не раз слышали, как Елизавета бормотала: «Эссекс… Почему ты не захотел? Почему не дал знака? Неужели так ненавидел меня?»

А ждала королева вот чего. За пять лет до этого, когда Эссекс, одержав блестящую победу над испанцами, вернулся в Лондон, а взбешенная его успехами камарилья особенно яростно принялась клеветать на него, Елизавета подарила любовнику свой, считавшийся волшебным перстень — оберег от злодеев. Вручая кольцо, Елизавета заявила: обвиненный в любом преступлении, даже под топором палача, Эссекс, предъявив ей этот подарок, получит полное королевское прощение. То был дар не подданному, а возлюбленному, чья жизнь для нее священна. Но он не захотел ее милосердия! Видно, жизнь, полученная из рук Елизаветы, была ему не нужна.

Через два года после описываемых событий тяжело заболела графиня Ноттингем. Когда врачи объявили, что надежды нет, несчастная пожелала видеть королеву: ейде необходимо сообщить ей важную го суда рс -твенную тайну. Елизавета посетила умирающую, и та рассказала ей, что незадолго до казни она навестила Эссекса в Тауэре.

— И что же? — голос королевы дрогнул.

— Он дал мне перстень… просил передать вашему величеству.

— Что он сказал?

— Он просил напомнить…

— Но вы не пришли ко мне…

— Мой супруг… он узнал… и запретил мне.

Воцарилось долгое молчание. Елизавета слушала, как тяжело дышит умирающая.

— Простите меня… — струдом прошептала графиня.

— (де кольцо?

Леди Ноттингем разжала пальцы, королева взяла перстень и направилась к двери.

КОНЕЦ ДИНАСТИИ

Во дворце с Елизаветой случился истерический припадок. Сжав кольцо в кулаке, королева металась по постели, повторяя: «Эссекс! Эссекс! Что же ты подумал обо мне?»

Боже мой, боже мой, четыре дня ждал он ее милосердия и даже возле плахи не терял надежды! Но она-то, она… разве не могла сама, без всякого перстня, помиловать его? Нет, ей нужен был знак его унижения…

С того дня в Елизавете что-то надломилось. Всегда изысканная, даже щепетильная в одежде, теперь она по несколько дней не меняла белья, ходила, кутаясь в королевскую мантию, с криво сидящей на всклокоченной голове малой короной. Вечером 24 марта Елизавета впала в странное состояние. Уставившись тусклым взглядом в угол комнаты, она просидела, практически не двигаясь, девять дней, почти не принимала лекарств, питья и пищи. «Эссекс! Эссекс!» — порой бормотала она.

Второго апреля Елизавета очнулась. На расспросы канцлера, кого она назначает преемником, пробормотала имя Иакова Шотландского — больше и назвать-то было некого.

Третьего апреля королева умерла. На Елизавете пресеклась династия Тюдоров, 118 лет — с 1485 по 1603 год — правившая Англией. Шотландский король Иаков VI взошел на английский престол под именем Иакова I — а это, собственно, и было целью заговора несчастного графа Эссекса.

Перстень королевы
Перстень королевы
Перстень королевы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − семь =