Немецкие планы взятия гибралтара 1940-1942

Немецкие планы взятия гибралтара 1940-1942

ОПЕРАЦИЯ «ФЕЛИКС», КОТОРОЙ НЕ БЫЛО

Как Испания избежала войны на стороне Германии

Ещё Оливер Кромвель в 1655 году говорил о двойном значении Гибралтара как о „выгоде для нашей торговли и средстве, чтобы злить испанцев". С 1704 года, когда британско-голландские силы завоевал и „Скалу" именно для Британии, Гибралтар надёжно исполнял свою функцию — злить испанцев. Но именно Испания спасла английскую крепость от вторжения немцев в 1940-1941 гг

Военно-морская база Великобритании, контролирующая Гибралтарский пролив, а вместе с ним и всё сообщение между Средиземным морем и Атлантикой, долгое время была для „Оси" камнем преткновения. Хорошо укреплённый порт предоставлял относительно безопасную стоянку Королевскому флоту, а главное — группировке „Force Н".

Абвер активно осваивал эту территорию, раскинув там агентурную сеть, главным образом, среди испанцев. Их трудилось в британской около десяти тысяч человек. Берлин интересовали передвижения внутри гарнизона «Скала», воздушные и морские перевозки, все, что касалось оборонных возможностей стратегически важного объекта.

Работа «под колпаком»

Относительно спокойная жизнь Гибралтара закончилась 3 июля 1940 года. Стараясь предупредить захват Германией оранского порта Мерс эль-Кебир, Англия обрушилась всей мощью „Force Н" на флотилию фашистской Франции, стоявшую на рейде и у причалов порта.

Французы отреагировали на выпад спустя две недели. Но удачной эту атаку не назовешь.

Их самолеты наткнулись на плотный зенитный заслон. В Абвере поняли, что время пассивного собирания информации кончилось. Нужны оперативные меры.

Хотя Испания формально была нейтральной, сотрудничество с гитлеровской Германией шло по всем направлениям, в том числе.и по линии спецслужб. Диктатор Франко был личным другом адмирала Вильгельма Канарис, шефа Абвера. Поэтому разведгруппа из трёх человек, выехавшая 22 июля из Берлина в Мадрид, рассчитывала на полное содействие испанцев. Среди этих троих двое были кавалерами Рыцарского креста, который они получили недавно, в мае, за успешную операцию в бельгийской крепости Эбен-Эмаль. Это полковник Ганс Микош и капитан Рудольф Вирциг.

Команда Канариса с помощью испанских коллег 24 июля переместилась в испанский прибрежный город Альхесирас, лежащий прямо напротив интересующей немцев базы.

Прямо с балкона местного отеля «Кристина» они могли наблюдать за гарнизоном «Скала". Но столь комфортная позиция имела и свой недостаток — отель полностью контролировался английской разведкой. Вплоть до удобного балкона.

Наблюдательные посты были перенесены к прибрежной дороге от Альхесираса к Ла Линьи, городка, лежащего на границе британских владений. Но эта попытка оказалась провальной. Четыре дома, где обустроились абверовцы, на картах британцев получили обозначение „Spy Row", что значит шпионский таунхаус.

«Орешек крепким, но нам по зубам»

Несмотря на определенную дешифровку миссии, немцам все-таки удалось расширить свое представление об «объекте». Так, они поняли, что десант в этой местности не пройдет — сильные воздушные потоки и отвесные скалы. Единственная наземная подъездная дорога через узкий полуостров у Ла Линьи была заминирована и закрыта заграждениями. Множество постов надежно защищали северную стену скалы.

Обнаружились и логистические трудности: испанские железные дороги использовали иную колёсную базу, нежели соседняя Франция, так что всю перевозимую технику неизбежно пришлось бы перегружать на границе. Перемещение на 1 200 км по плохим испанским дорогам заняло бы до двух месяцев.

Разведгруппа получила и сведения о конкретных возможностях обороны Гибралтара. Весьма точной оказалась, прежде всего, оценка численности гарнизона крепости (11 600 человек вместо 10 476). Хотя оборудование подземных туннелей, которые британцы в то время быстро расширяли, осталось тайной, открытые огневые позиции все же можно было нейтрализовать. Как выяснили британцы уже после войны из захваченных документов, немцы смогли идентифицировать большинство постоянных артиллерийских точек с 85-процентной точностью. И все это, вроде бы, под колпаком англичан.

2 августа 1940 года Канарис предложил первый план захвата Гибралтара, заметив, что «орешек крепкий, но нам по зубам».

Как самое выгодное место для атаки была выбрана северо-западная часть базы. Атаке предшествовала артподготовка из 167 орудий, главным образом, из 210-миллиметровых гаубиц Morser и знаменитых восьми-десятивосьмушек. Затем должен был последовать налёт двух эскадрилий „Юнкерсов Ю-87" «Штука» с базы в Бордо. Они работают по кораблям Королевского флота и ключевым позициям. С перерывом в артподготовке через опасный открытый участок из Ла Линьи вышли бы горные и сапёрные части. Их задача преодоление броском смертельной равнины и захват северо-западного плацдарма. В бой тоже должны были вступить и морские части, которые, используя дымовые завесы, атаковали бы гибралтарский порт, чтобы вынудить обороняющихся разделить силы. По достижении цели первого дня (взятие Маврского замка) наземные части овладевают всей крепостью. На всю операцию отводилось три дня. После чего в течение нескольких недель пролив должен был взят под прицел немецких тяжёлых береговых батарей.

Осуществись этот план, и британская армия лишилась бы всей своей артиллерии и ПВО в регионе.

Испанцы не хотят войны

24 августа 1940 года Адольф Гитлер одобрил проведение операции, которая получила кодовое название «Феликс». Она стала составной частью генерального наступления на Британию точно так же, как и знаменитый «Морской лев» (попытка штурма британских островов). Начало назначили на середину декабря. Дальнейшая подготовка шла по двум направлениям: во-первых, военное — тренировка ударных частей, во-вторых, дипломатическое — уламывание острожного Франко, который не спешил с согласием на проведение такой операции с использованием территории Испании.

Всего планировалось кинуть на пролив 65 ООО солдат и 13 ООО тонн боеприпасов. Ударные части формировались из состава 49-го армейского корпуса и 7-го авиакорпуса. Обеспечение тыла в случае высадки британцев на испанском или португальском побережье было доверено 39-му армейскому корпусу и 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова». Командовал всеми силами командующий 6-й армии фельдмаршал Вальтер фон Рэйхенау, опытный командир, прошедший Францию и Бельгию.

Если подготовка с немецкой стороны проходила гладко, то переговоры с испанцами затянулись. Франко опасался быть втянутым в военный конфликт с Англией. А для истощенной гражданской войной Испании это было бы непомерной нагрузкой.

Наконец, каудильо сформулировал условия, при которых его страна вступит в войну на стороне стран Оси. Первое — огромная (непомерная, по оценке Гитлера) финансовая помощь и, второе, получение французских колоний в Африке. С этим и приехал в Берлин на встречу с Риббентропом Рамон Серрано Суньер, зять Франко и новый министр иностранных дел. Немцы поняли — испанцы просто не хотят войны.

Этот упрямец Франко

Раздосадованный Гитлер решил встретиться с каудильо лично. Однако Франко тянул время почти месяц. Только 23 октября состоялась первая историческая встреча двух диктаторов в Андае, железнодорожной станции на французско-испанской границе. Но и личное участие фюрера не пошатнуло позицию Франко. На повторение просьбы о вступлении Испании в войну, что подразумевало нападение на Гибралтар, он в этот раз заявил, что «с точки зрения чести нации Гибралтар могут взять одни лишь испанские войска — но им нужно искать необходимое снаряжение».

Договориться не удалось. Гитлер по возвращении яростно заявил, что в будущем он лучше даст себе вырвать несколько зубов, нежели снова вступит в переговоры с Франко. Но и Каудильо не скрывал эмоций, когда комментировал отказ Гитлера на испанские требования.

Точкой перелома стало итальянское вторжение в Грецию, произошедшее всего пять дней спустя после встречи Гитлера с Франко. Попытка Муссолини добиться желаемого военного успеха окончилась крахом, когда греческое контрнаступление выдавило итальянцев назад, далеко к Албании. И хотя Гитлер очень надеялся уговорить испанцев, Канарис быстро понял, что после такого опыта Франко вовсе не будет гореть желанием присоединиться к силам Оси. Больше Гитлер и Франко не встречались.

Но Берлин не оставлял стараний сломить упрямство Мадрида. Между тем операция «Феникс» готовилась своим порядком. Только дата вторжения была обновлена — с декабря на начало февраля 1941 года. Гитлеру было важно бросить высвобожденные части на Балканы.

Неприступная крепость — Мадрид

Вновь созданную разведгруппу инструктировал лично Канарис 5 декабря в Бордо. Двумя днями позже он снова встретился с Франко. Пообещал, что с началом операции тут же пойдут и затребованные деньги на испанские счета. Но удила были закушены и ничто уже не могло остановить навсегда уходящего от Гитлера Франко.

11 декабря 1940 года Вермахт издал директиву об отмене операции «Феникс». Но разведка продолжала работать, запасаясь информацией о «Скале» впрок.

Однако прошло совсем немного времени и с «Феликса» смахнули обстоятельствах французские войска могли оказать взаимодействие). К тому же в связи с возрастающими проблемами в России было необходимо сосредоточиться на самых важных вопросах, а о снятии „избыточных" войск с восточного фронта уже нельзя было и думать.

пыль. В конце декабря за проведение операции горой встал командующий Кригсмарине гроссадмирал Эрих Рё-дер. По его мнению, британцев надо было выгнать из Гибралтара в ответ на постоянно растущую экспансию Королевского флота в Средиземноморье. Гитлер позволил себя убедить, но с учётом близкого вторжения в СССР он не хотел окончательно ссориться с Франко и тем самым создавать предпосылки для напряженности на Пиренейском полуострове.

Итак, был запущен новый круг дипломатического давления на Франко. В начале февраля 1941 года Гитлер послал Франко личное письмо, в котором просил его о смене позиции. За переговоры взялся и Муссолини, встретившийся с Франко 12 февраля. В дальнейшем Германия с Италией вели обширные переговоры об интересах Оси в Средиземноморье, в которых Гибралтар оставался ключевой точкой. Начинали появляться признаки оптимизма, и 21 января «Феликс» официально был снова в игре. Даже решили остановить подготовку перемещения 1-й горной дивизии в Албанию, чтобы та была под рукой во время гибралтарской операции.

„ФЕЛИКСА» ДОБИЛ «БАРБАРОСС»

Однако в последний момент Франко сказал «нет». К «Феликсу» вернулись в самый разгар подготовки к операции «Барбаросса" (нападение на СССР).

В марте 1941г. возник альтернативный план с кодовым названием «Феликс-Генрих». Нападению на Гибралтар придавали такое значение, что было решено осуществить его ещё до окончания восточного похода. Необходимые войска предполагалось снять с восточного фронта, как только Вермахт достигнет линии Киев-Смоленск-Опочка.

Это было подтверждено директивой Вермахта от 11 июня 1941 года, которая приказывала вновь начать подготовку к операции «Феликс». Но на переговорах Гитлера и Муссолини 25 июня было констатировано, что давление на Испанию не приносит ожидаемых результатов. Было вновь указано, что без согласия Франко нападение на Гибралтар реализовать невозможно. (Небезынтересно, что подобных затруднений у Германии не было с фашистской Францией; упомянутая директива даже не исключала, что в определённых

А ТУТ ЕЩЕ И «БОДДЕН»…

Дискуссии об операции «Феликс» шли с разной интенсивностью ещё несколько месяцев, но постепенно утихли. Конкретной даты окончания подготовки нападения на Гибралтар, судя по всему, не существует, но скорее всего план был заморожен летом 1942 года. Очевидно, это было связано с неудачей проекта Абвера под кодовым названием «Бодден».

С осени 1941года Абвер установил на четырнадцати ключевых точках вокруг Гибралтара совершенное для своего времени инфракрасное и коротковолновое оборудование, дополненное специальными ночными биноклями, которые позволяли весьма детально наблюдать за движением кораблей в проливе и в британском порту. Позже, когда британцы узнали об оборудовании, в мае 1942 года британский посол в Мадриде лично заявил протест Франко и потребовал устранения этой системы из официально нейтральной Испании. Как обычно, Франко долго колебался, но в итоге к концу лета потребовал от Канариса демонтировать оборудование. Для шефа Абвера это стало ясным сигналом, что больше от друга Франко активной помощи Германии ожидать не стоит. Очевидно, тогда окончательно и закончилось планирование операции „Феликс"

… Несколько месяцев спустя, 6 ноября 1942 года, на Гибралтаре появился американский генерал Дуайт Эйзенхауэр, чтобы из скального бункера руководить первой во Второй мировой войне большой совместной операцией американских и британских войск.

8 ноября была начата операция „Тогсh" — высадка союзников в северной Африке. Она и отправила окончательно в архивы немецкие планы по захвату западного Средиземноморья.

Четыре фазы проведения операции «Феликс»

1. Обязывающее соглашение с генералом Франко о том, что Испания при скрытом немецком участии тотчас обеспечит отражение удара англичан из Гибралтара или их высадки в зоне Гибралтара.

2» Внезапное нападение больших соединений немецких люфтваффе из Бордо на стоящие в гавани Гибралтара английские военные корабли и одновременная переброска немецких пикирующих бомбардировщиков и береговых батарей на юг Испании.

3. Применение указанных выше боевых средств для разрушения гавани Гибралтара и окончательного изгнания еще оставшихся там британских военно-морских сил.

4. Взятие Гибралтара атакой с суши и по возможности с воздуха, причем испанское командование признает и гарантирует, что фактическое командование операцией находится в руках немецких военачальников".

Из записки адмирала Канариса по итогам разведанных, полученных в июле-августе 1940 года.

Адмирал Вильгельм Канарис (1887-1945)

Сын богатого промышленника, уже в семнадцать лет поступил на флот. В Первую мировую войну служил офицером разведки на крейсере SMS Dresden. Экипаж был вынужден его затопить в марте 1915 г. после столкновения с британцами у острова Мас-а-Тьерра. Канарис, единственный из экипажа, интернированного в Чили, смог сбежать и в сентябре 1915 г. вернулся в Германию. Служил впоследствии как офицер разведки в Испании, а с конца 1917 года успешно командовал подводной лодкой вблизи Гибралтара.

После войны быстро продвигался по карьерной лестнице на флоте. В начале 1935 года был назначен шефом Абвера, из которого выстроил эффективную разведслужбу. Лично сотрудничал с агентами испанской разведки, и, скорее всего, именно он инициировал участие Германии в испанской гражданской войне.

К концу 30-х годов его восторженность новым порядком Гитлера остыла. Осенью 1938 года он присоединился к заговору, организованному его заместителем Гансом Остером, но не реализованному. В ходе Второй мировой войны Канарис колебался между поддержкой гитлеровского режима активными мероприятиями Абвера, соперничеством с разведслужбой СС SS Sicherheitsdienst, которой до рокового покушения руководил его давний друг, а под конец противник Рейнхард Гейдрих.

8 начале 1944 года по подозрению в нелояльности из Абвера уволен.

В рамках расследования безуспешной попытки Штауффенберга убить Гитлера 20 июля 1944 года вскрылось участие Канариса в заговоре 1938 года. Адмирал Канарис был отправлен в концентрационный лагерь Флоссенбург, где

9 апреля 1945 года казнён.

Немецкие планы взятия гибралтара 1940-1942
Немецкие планы взятия гибралтара 1940-1942
Немецкие планы взятия гибралтара 1940-1942

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − тринадцать =