Ленинизм и польская социал-демократия

В этой статье мы касаемся только некоторых вопросов богатой политическим содержанием и фактами темы, указанной в заглавии. Она представляет собой попытку общей характеристики отношения к ленинизму со стороны Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ), т. е. той партии в польском рабочем революционном движении, вся деятельность которой (1893—1918) проходила в период жизни и политического творчества В. И. Ленина СДКПиЛ, как известно, возникла и действовала в самой большой из трех частей, на которые были расчленены польские земли,— на территории, присоединенной к России. И это не случайно. В Королевстве Польском проживало больше населения, чем в других польских землях; здесь рабочий класс был самым многочисленным и политически наиболее сознательным, здесь сосредоточивалась духовная жизнь и возникали главные политические направления в польском обществе.

В 1893 г., когда польские социал-демократы начинали свою деятельность, организованное рабочее движение в Королевстве Польском имело всего лишь 17-летнюю историю, со времени приезда в 1876 г. в Варшаву Людвика Варынского, который возглавил возникавшие здесь первые социалистические кружки.

СДКПиЛ возникла в период бурного развития капитализма в Польше и России. Однако переплетение развивающихся элементов империализма с большими остатками средневековья как в экономике с ее крупной помещичьей собственностью, так и в политической структуре с ее антидемократической самодержавной царской системой, варварским национальным гнетом и отсутствием всяких гражданских свобод, выдвигало на первый план вопрос буржуазно-демократических преобразований. Поэто-му-то СДКПиЛ, наряду с программой борьбы за свержение капитализма в будущем, выдвинула на первый план в политической области программу свержения царизма и установления демократической республики, чтобы таким образом расчистить путь для борьбы за победу социалистической революции и диктатуры пролетариата. Вместе с тем она была организатором экономической борьбы рабочих против капиталистов за ослабление эксплуатации, за повышение заработной платы и лучшие условия труда, за введение демократического фабричного законодательства и социального обеспечения, за права рабочего на образование, культурные, человеческие условия жизни. Для СДКПиЛ борьба против царизма была неразрывно связана с борьбой против польской буржуазии.

Провозглашавшийся СДКПиЛ принцип тесного союза пролетариата Королевства Польского с русским рабочим классом в борьбе за свержение царизма вытекал из ее верности пролетарскому интернационализму и четкого стратегическо-тактического плана пар-т и и, из понимания того, что завоевание свободы польским народом невозможно без свержения царизма; царизм же можно было свергнуть только тогда, когда против него выступит его самый многочисленный и самый сильный противник — русский народ. О политической прозорливости СДКПиЛ, о ее глубоком марксистском понимании исторического процесса свидетельствует то, что она еще в первой половине 90-х годов, т. е., когда рабочее движение в России было еще сравнительно слабым, уверенно заявляла о неизбежности революционного взрыва и победы революции в России

В то же время некоторые польские социалистические и радикально-демократические деятели, ссылаясь на слабость русского движения, выдвигали отчаянные и утопические планы антирусского восстания, считая его единственным способом освобождения польского народа от гнета царизма. И позднее, когда русское революционное движение стало могучей силой и потрясло устои самодержавия в 1905 г., правое крыло ППС, возглавляемое Ю. Пилсудским, продолжало настаивать на необходимости отделения польского движения от русской революции. Эта позиция в конечном итоге означала не неверие в русскую революцию, а страх перед нею. С такого рода теориями СДКПиЛ решительно боролась как с проявлениями национализма и чуждой делу пролетарской революции идеологии.

Верная принципам интернационализма СДКПиЛ резко выступила против правого националистического крыла ППС, рассчитывавшего на освобождение польских земель из-под власти царизма при помощи какой-нибудь из враждебных России империалистических держав (Австрии или Германии) в назревавшем европейском конфликте. СДКПиЛ указывала, что пролетариат не может связывать свою политику ни с империалистическими правительствами, ни с расчетами на военный конфликт. Все это определяло близость СДКПиЛ к ленинизму, ее восприимчивость к революционному влиянию идей В. И. Ленина. Однако позиция СДКПиЛ по отношению к ленинизм была полна внутренних противоречий. Ее можно оха-рактеризоват . лишь показав, что объединяло и что разделяло СДКПиЛ и ленинизм.

Ленинизм был новым явлением в международном рабочем движении и не мог быть усвоен сразу и безболезненно даже теми партиями, которые, как СДКПиЛ, решительно боролись с оппортунизмом, усиливавшимся во II Интернационале. Понадобились десятилетия исторического развития, полные драматических конфликтов, чтобы то новое, что нес с собой ленинизм, можно было принять и применить в практике польского рабочего движения. Не надо забывать, что два основных течения’в польском рабочем движении: классово-революционное (СДКПиЛ) и оппорту-нистически-националистическое (ППС), сформировались в Королевстве Польском за 10 лет до возникновения большевистской партии. Таким образом, основные черты идеологии СДКПиЛ — партии, которая является главным объектом нашего рассмотрения, в принципе были уже определены ко времени II съезда РСДРП. В течение этих 10 лет СДКПиЛ не смогла еще завоевать широкого и разностороннего влияния в массах, в то же время она была вовлечена в духовную атмосферу международного социалистического движения II Интернационала и его самой сильной и ведущей партии — германской социал-демократии.

При характеристике взаимоотношений ленинизма и польского рабочего революционного движения мы должны исходить из того факта, что при существовавшей тогда расстановке политических сил (в том числе и в польских землях) характер данной политической партии определялся ее отношением к трем узловым историческим событиям. Такими событиями были: революция 1905—1907 гг., мировая война и Великая Октябрьская социалистическая революция. На всех этих трех поворотах истории позиция СДКПиЛ и ее тактика были близки к большевистским, и, хотя они совпадали неполностью, различие между ними было практически столь невелико, что партии эти всегда находились в одном политическом лагере.

Напомним кратко основные политические проблемы этих событий.

Революция 1905—1907 гг. Революция буржуазно-демократическая. Но кто должен быть ее гегемоном? Либеральная буржуазия, как считали меньшевики, или революционный пролетариат, как утверждали большевики? Для польского движения — дополнительная проблема: быть до конца вместе с антицарской русской революцией или изолированно от нее вести борьбу с царизмом за отрыв польских земель?

СДКПиЛ не колеблется ни минуты и определенно заявляет, что не позиция меньшевиков, а позиция большевиков представляет подлинные интересы революционного пролетариата. Именно в этом духе высказываются представители СДКПиЛ на IV и V съездах РСДРП. Такую же анти-меныневистскую позицию занимает заседавший в июне 1906 г. V съезд СДКПиЛ, который констатирует, что меньшевистские лозунги являются «в сущности не чем иным, как наихудшего рода оппортунизмом». И в вопросе: вместе с русской революцией или нет — позиция СДКПиЛ не оставляет ни малейшего сомнения. Решительно осуждая позицию правицы ППС, СДКПиЛ видела тогда (как, впрочем, и потом) единственную гарантию победы польского народа в его союзе с русской революцией.

Мировая война. Та ли это война, в которой народные массы должны защищать свою, находящуюся в опасности родину, или же это война, которая ведется вопреки интересам и за счет народа, война империалистическая, несправедливая с обеих сторон, выход из которой следует искать в пролетарской революции? Следует ли восстанавливать как орудие борьбы с войной II Интернационал, который с самого ее начала предал интересы международного пролетариата, или бороться за создание совершенно нового, свободного от оппортунизма международного органа, координирующего борьбу пролетариата? На все эти вопросы СДКПиЛ отвечает так же, как В. И. Ленин и большевики: война является со стороны обеих воюющих группировок империалистической, чуждой интересам народных масс; II Интернационал не способен далее представлять интересы пролетариата и следует бороться не за его восстановление, а за создание нового, III Интернационала.

Деятельность СДКПиЛ в Польше, а также участие в Циммервальдской движении, связи с В. И. Лениным, вхождение части СДКПиЛ в Циммер-вальдскую левую убедительно свидетельствуют о ее позиции. В Циммервальдской левой у В. И. Ленина не было более близких сотрудников, чем польские социал-демократы. СДКПиЛ утверждала, что рабочий класс не должен поддерживать ни один из воюющих империалистических блоков, ни одну из «ориентаций»: эндеков на Антанту, ППС-фракции на центральные государства. Она разъясняла рабочему классу, что в этом драматическом столкновении двух империалистических группировок пролетариат обязан защищать свою самостоятельную политическую позицию и, если он не мог предотвратить войну, то должен использовать вызванный ею политический кризис, выступить против власти империалистической буржуазии и совершить революцию.

Октябрьская революция. Возможна ли в крестьянской России победа пролетарской революции и диктатура пролетариата? Сумеет ли удержаться власть пролетариата в России без одновременной победы революции на Западе? Правильной ли была тактика большевиков в Октябрьской революции? На все эти вопросы СДКПиЛ отвечает утвердительно. Отвечает не только словами, но и делами, отдавая в распоряжение социалистической революции в России и Советской власти значительную часть своих испытанных руководящих кадров: Ф. Дзержинского, Ю. Мархлевского, Б. Весоловского, Ю. Ушшшхта, С. Тарватского, Я. Ганецкого, Ю. Лещинского, С. Бобинского, С. Будзинского, В. Мату-шевского и других деятелей, работавших на самых высоких и ответственных постах в стране победившей революции. Это были люди, близко сотрудничавшие с В. И. Лениным и полностью преданные делу, за которое он боролся.

Во все переломные моменты истории — в 1905, 1914 и 1917—1918 гг. члены СДКПиЛ находились в едином строю борьбы вместе с В. И. Лениным и большевиками. Но и в другие периоды было немало совместных политических выступлений как на форуме РСДРП, так и, прежде всего, на международной арене, в которых проявлялась тесная связь СДКПиЛ и ее руководителей с В. И. Лениным. Напомним здесь известные выступления В. И. Ленина и Р. Люксембург по вопросу милитаризма на Международном социалистическом конгрессе в Штутгарте в 1907 г. В борьбе против международного оппортунизма и всяких форм псевдореволюционной ультралевизны вместе с большевиками активно участвовала СДКПиЛ и ее идейный руководитель Р. Люксембург.

В повседневной революционной борьбе, поскольку ее условия были общими для пролетариата всей царской России, СДКПиЛ, может быть, более, чем какая бы то ни было иная партия, приближалась к большевистской практике руководства текущей экономической и политической борьбой рабочего класса. В этой совместной борьбе, в острых порою спорах и дискуссиях и прежде всего в общей революционной практике реализовалось влияние ленинизма на польское рабочее движение в период до 1918 г. Опыт общей борьбы в рамках единого государства и участие во внутренней жизни РСДРП побуждали СДКПиЛ определять свою позицию по отношению к тактическим вопросам, выдвигавшимся В. И. Лениным и большевистской партией.

Ленинизм оказал неизгладимое влияние на взгляды СДКПиЛ по основным проблемам революции 1905 — 1907 гг., революционного пути выхода пролетариата из первой мировой войны и проблемам Октябрьской революции.

В. И. Ленин ценил в СДКПиЛ ее верность идее социальной революции, ее непримиримую, полную политического динамизма борьбу за классовые интересы и идеологическую самостоятельность пролетариата, за ограждение его от влияния буржуазии, лозунгов классового соглашательства и национализма. В. И. Ленин ценил упорную борьбу СДКПиЛ за единство политических действий русского и польского пролетариата против царского гнета и капиталистической эксплуатации. Эти два вопроса В. И. Ленин считал решающими в своей оценке СДКПиЛ как партии, близкой к большевикам; применение тех же самых критериев к ППС позволило В. И. Ленину увидеть в ней оппортунистическое, находящееся под влиянием мелкой буржуазии и несвободное от национализма направление в рабочем движен с г.

Никто лучше, чем сама история, не подтвердил правильность позиции СДКПиЛ в этих основных вопросах. История подтвердила и данную СДКПиЛ оценку ППС. Уступив в 1918 г. добровольно власть польской буржуазии, ППС наглядно показала, что цель ее борьбы — не социальная революция и власть рабочего класса. Правильными оказались и расчеты СДКПиЛ на русскую революцию как классового и политического союзника польского- пролетариата. Две самые мощные волны социально-поли-тического движения пролетариата в Польше — в 1905—1907 гг. и в 1918 г.— самым тесным образом были связаны с русскими революциями. В результате третьей волны общественного движения в 1944—1945 гг. народные массы Польши одержали победу только благодаря сотрудничеству польских революционных сил с КПСС и социалистическим государством, возникшим на развалинах царской империи. Вместе с двумя предыдущими вопросами эти факторы имеют решающее значение в оценке этой партии и ее вклада в историю польского рабочего движения.

Разделяя воззрения большевиков или сближаясь с ними, СДКПиЛ по некоторым вопросам занимала особую позицию. Эти расхождения во многом обусловливались тем социально-политическим анализом польского общества и выводами из него, которые делались польскими социал-демократами.

Почти с самого начала своей революционной деятельности В. И. Ленин занялся изучением общества тогдашней России, чтобы выяснить, какими силами можно нанести удар существующему строю. Он понимал, что сил одного пролетариата не хватит, хотя только его руководящая роль в борьбе и гарантирует победу. Глубокий и всесторонний анализ русской действительности позволил В. И. Ленину правильно определить тактику партии в революции 1905—1907 гг., а позднее разработать победоносно осуществленный стратегический план Великой Октябрьской социалистической революции.

Произведенный СДКПиЛ социал-политический анализ польского общества по сравнению с ленинским был недостаточным. Правда, этот анализ выявил и безошибочно идентифицировал (что навсегда останется заслугой СДКПиЛ) основной классовый конфликт в обществе — между пролетариатом и буржуазией. Однако он не охватывал одновременно все конфликты польского общества и, прежде всего, его сложной социальной структуры, не отражал истинные стремления и чаяния польской деревни. Именно односторонность социологического анализа лишала в концепциях СДКПиЛ пролетариат союзников и превращала его в якобы единственную революционную силу, а не передовую, как это было в действительности.

Социально-политический анализ общества того времени позволил В. И. Ленину увидеть в национально-освободительном движении мощный антиимпериалистический фактор и обратить внимание на то, что пролетариат, будучи гегемоном этого движения, мог превратить его в своего могучего союзника. И в этой области взгляды СДКПиЛ кардинально отличались от воззрений В. И. Ленина.

Если систематизировать основные расхождения между В. И. Лениным и польским революционным рабочим движением, то их можно было бы в общем разделить на две группы: 1) по вопросам, связанным с социально-политическим анализом собственного общества, и выводам, вытекавшим из него для революционной тактики — это были расхождения по национальному и крестьянскому вопросам; 2) по проблемам, связанным с организационной подготовкой партии к революции, с ее боеспособностью как организатора революционного выступления масс.

Соприкосновение СДКПиЛ с В. И. Лениным и ленинизмом в 1903 г. в период II съезда РСДРП привело к возникновению первого разногласия между ними, связанного с пониманием национального вопроса и лозунгов партии в этой области. Расхождения по этому вопросу продолжались 20 лет, почти до смерти В. И. Ленина, и только в 1923 г., на II съезде КРПП они были преодолены. Здесь впервые была предпринята более широкая попытка применить к польскому революционному рабочему движению выводы, следующие из ленинского учения по национальному вопросу. Выдвигая лозунг единства рабочего движения в Российской империи, СДКПиЛ немного могла сделать до II съезда РСДРП для организационного воплощения его в жизнь. Поэтому, казалось бы, что в 1903 г. СДКПиЛ, которая приняла предложение участвовать во II съезде РСДРП, воспользуется возможностью для реализации своего постулата и вступит в состав партии, координирующей борьбу пролетариата всех народов царской империи. Между тем, как известно, СДКПиЛ этого не сделала, и ее делегация покинула съезд. Для СДКПиЛ препятствием на пути к объединению являлась позиция ее в национальном вопросе.

В. И. Ленин предложил включить в программу РСДРП положение, принятое еще лондонским Международным социалистическим конгрессом в 1896 г., о праве каждой нации на самоопределение, вплоть до отделения, отвечавшее интересам всех народов Российской империи. Это положение было не только глубоко демократичным, но и учитывало также возможные политические ситуации, которые могли сложиться в связи с национальным вопросом в будущем

СДКПиЛ считала эту формулировку для себя неприемлемой, так как она якобы затрудняла ее борьбу с национализмом ППС. Вместо этого СДКПиЛ предложила включить в программу требование «учреждений, гарантирующих полную свободу культурного развития всем национальностям, входящим в состав государства». На практике это означало лишь требование национальной автономии для Королевства Польского. В действительности же принятие СДКПиЛ ленинского лозунга о праве наций на -самоопределение не только не затруднило бы ее борьбу с оппортунизмом и национализмом ППС, но значительно облегчило бы эту борьбу, позволило бы СДКПиЛ привлечь на свою сторону многих, преданных идее революции рабочих, которые шли в ППС из-за позиции СДКПиЛ в национальном вопросе, не отвечавшей настроениям широких рабочих и крестьянских масс.

В. И. Ленин подчеркивал, что оппортунизм ППС заключался не в выдвижении лозунга независимости Польши, а в отрыве этого лозунга от дела революционного союза с русским пролетариатом, в расчетах ГИС на союз с националистической польской буржуазией. «…Забвение классовой точки зрения, затемнение ее шовинизмом, нарушение единства данной политической борьбы — вот что не позволяет нам видеть в ППС действительно рабочей социал-демократической партии». Итак, не само требование независимости Польши было доказательством национализма правпцы ППС, а теоретические предпосылки и практическое осуществление этого требования.

СДКПиЛ этого не поняла и сосредоточила почти всю полемику с ППС на лозунге независимости Польши. Свою позицию в этой полемике она обосновывала экономическими соображениями (централизующие тенденции капитализма вообще, связь и зависимость капиталистической экономики Королевства Польского от России — в частности); социальными (ни один из основных классов польского общества не заинтересован в экономическом, а следовательно, и в политическом отрыве от России; исключение составляет мелкая буржуазия — прослойка, заведомо обреченная развитием капитализма на гибель; поэтому лозунг незави симости определялся как «мелкобуржуазная реакционная утопия») и политическими (при данной расстановке политических сил в Европе возникновение независимой Польши может быть осуществлено лишь в результате войны, но на этом пролетариат не может строить свои расчеты). СДКПиЛ рассуждала следующим образом. Польские имущие классы отказались от лозунга независимости страны, польский же пролетариат, стремясь создать польское государство, должен был бы с этой целью свергнуть сначала их господство. Однако, свергнув господство буржуазии, пролетариат не может построить новое классовое государство, поскольку его исторической задачей является ликвидация государства как классового института вообще. Поэтому требование независимости в данный период утопично, а в будущем — с момента уничтожения всякого гнета — не нужно.

Ни один из этих аргументов в своей основе не был неправильным, каждый основывался на определенных сторонах действительности, однако все они отражали только часть действительности. Ленинский анализ национального вопроса, проведенный в полемике с СДКПиЛ, отличался всесторонним подходом к действительности и вскрывал все возможные тенденции политического и национального развития 3. Исчерпывающей ленинской аргументации не сумели, однако, понять вожди СДКПиЛ. «Краковский горизонт»,— как называл его В. И. Ленин,— борьбы с ППС не позволял СДКПиЛ правильно оценить национальный вопрос.

Позиция части руководства СДКПиЛ во главе с Р. Люксембург не одобрялась некоторыми членами партии. Выдающаяся деятельница польского рабочего движения Цезарина Войнаровская решительно протестовала против отказа СДКПиЛ от объединения с РСДРП, считая это величайшей ошибкой, выражала свое несогласие с концепцией СДКПиЛ по национальному вопросу.

Уделяя сравнительно много внимания полемике с СДКПиЛ по национальному вопросу, В. И. Ленин никогда не считал ее ошибочные взгляды в этом вопросе препятствием для близкого сотрудничества с СДКПиЛ — революционной, марксистской партией, представлявшей наиболее жизненные интересы польских трудящихся.

СДКПиЛ отказалась от абсурдного требования, чтобы РСДРП сняла свой лозунг по национальнОхМу вопросу, и в 1906 г. объединилась с РСДРП между прочим и потому, что опыт революции 1905 г. выдвинул как настоятельную необходимость массовой борьбы вопрос единства революционных действий и, следовательно, организационного единства польского и русского пролетариата. Потребовались, однако, еще многие годы тяжелых испытаний, чтобы революционное рабочее движение в Польше в полной мере оценило и усвоило ленинский подход к национальному вопросу.

Вторым объектом разногласий между СДКПиЛ и ленинизмом, также связанным с односторонностью социально-политического анализа общества, сделанного СДКПиЛ, был крестьянский вопрос. Под влиянием господствовавшей во II Интернационале теории СДКПиЛ выдвигает тезис о социальной реакционности крестьянина как мелкого собственника. СДКПиЛ полагала, что крестьянин постольку воспринимает революцию, поскольку он является пролетарием, батраком, безземельным п должен продавать свою рабочую силу. Это социологическое суждение. Было еще историко-политическое: масса польского крестьянства не встала в революции 1905 г. на сторону революционных партий —на лозунги партий отозвались мощным забастовочным движением только-сельскохозяйственные рабочие.

Известно, что в 1905 г. в Королевстве Польском в отличие от России не было массового крестьянского движения за раздел помещичьей земли. Это зачаточное состояние пробуждения крестьянского самосознания — этап, представлявший лишь начало трудного пути освобождения крестьянских масс от идеологического влияния имущих классов, СДКПиЛ считала состоянием постоянным, свойственным крестьянству.

Под впечатлением развития крестьянского движения в России, под, влиянием ленинской теории СДКПиЛ частично изменяет свой взгляд на крестьянство, но лишь на русское крестьянство. Она считает, что отношение пролетарской партии к крестьянству в Польше должно быть иным, чем в России. Позиция эта нашла свое выражение в различии взглядов; В. И. Ленина и СДКПиЛ на классовое содержание власти в случае победы революции 1905—1907 гг. В то время как большевики выдвигали лозунг «диктатура пролетариата и крестьянства», СДКПиЛ противопоставила ему свои лозунги: «диктатура пролетариата, опирающегося на крестьянство» для России и «диктатура пролетариата» для польских земель, мотивируя это тем, что вследствие большей степени развития капитализма в Польше крестьянство якобы утратило свою революционность. Отрицая аграрные требования крестьянства, СДКПиЛ видела союзника рабочего класса в деревне лишь в классовой борьбе пролетарских и полупролетарских элементов против помещика — как капиталистического-эксплуататора. Необходимо при этом иметь в виду, что СДКПиЛ считала большинство польского крестьянства потенциально революционным, так как преобладающую его часть составляли безземельные и малоземельные, батраки и полубатраки.

Однако различие между В. И. Лениным и СДКПиЛ заключалось нетолько в том, что на этапе буржуазно-демократической революции В. И. Ленин считал все крестьянство потенциальным союзником пролетариата, но и в том, что В. И. Ленин видел эту революционность в надежде крестьянства на получение помещичьей земли, в его аграрных требованиях; СДКПиЛ же полагала, что эта революционность состояла лишь в борьбе пролетарского и полупролетарского большинства деревни за пролетарские лозунги, с капиталистической эксплуатацией помещиков,, но не за раздел помещичьей земли. Поэтому она не выдвигала аграрных требований и обращалась к крестьянам лишь с лозунгом борьбы против политического гнета царизма.

Правильная, ленинская позиция в крестьянском вопросе позволила бы СДКПиЛ расширить ее социальную базу, успешнее помогла бы забитым и темным малоземельным крестьянским массам, живущим в страшной нужде и «опутанным тысячью идеологических, организационных и экономических сетей», выбраться из этих пут.

Несомненно, в позиции СДКПиЛ мы наблюдаем многое из того, что принято называть сектантством. Результатом ошибочных взглядов СДКПиЛ было сужение социальной базы, на которую простиралось ее идейно-политическое воздействие. Нельзя, однако, рассматривать этот вопрос неисторически. Процесс идеологического обособления и освобождения польского рабочего класса от влияния имущих классов и от их идеоло-гической гегемонии над народом находился в период деятельности СДКПиЛ все еще в зачаточной стадии. Формируя самостоятельное классовое самосознание пролетариата и стремясь провести четкую грань между интересами пролетариата и буржуазии, партия особенно подчеркивала то, что отличало пролетариат от других слоев общества, а не то, что его с ними связывало.

Кроме национального и крестьянского вопросов политические разногласия СДКПиЛ с В. И. Лениным сосредоточивались вокруг группы организационных проблем. Перед революцией 1905 г. Р. Люксембург в статье «Организационные вопросы русской социал-демократии», опубликованной в политическом органе немецкой социал-демократии «Нейе Цейт» и в меньшевистской «Искре», выступила против организационных принципов большевизма, изложенных в работе В. И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад». Она обвиняла большевиков в якобы слишком централистических склонностях, которые будто бы нарушают не только внутрипартийную демократию, но и вредят нуждам массового движения пролетариата. На это выступление В. И. Ленин ответил Р. Люксембург самым решительным образом8. Больше к этой стороне организационного вопроса СДКПиЛ официально не возвращалась.

Однако пятью годами позже, в годы послереволюционной реакции она поставила на обсуждение другой аспект того же вопроса — идеологическое единство РСДРП. Большевики считали, что ни одна партия не может быть подготовлена для руководящей роли в пролетарской революции, если она сама не является сплоченной идейно и организационно. Этого тогда еще не понимали даже наиболее левые, беззаветно преданные идее революционной борьбы элементы II Интернационала во главе с Р. Люксембург. Поэтому только большевики в итоге политических и социальных потрясении, вызванных первой мировой войной, оказались способными провести победоносную революцию пролетариата и удержать эту победу, несмотря на многолетний бешеный натиск сил внутренней и внешней контррево люции.

На IV Стокгольмском съезде РСДРП СДКПиЛ вместе с другими социалистическими партиями, действовавшими на территории царской империи, вошла в состав общероссийской социал-демократической партии. Выступая против фракционной борьбы, за организационное единство революционного движения, СДКПиЛ полагала, что она призвана выполнять в РСДРП особую миссию: не допускать организационного раскола между большевиками и меньшевиками.

На VI съезде СДКПиЛ в 1908 г. Я. Тыптко заявлял, что меньшевизм — «это вреднейший вид оппортунизма, поскольку, в отличие от западноевропейского ревизионизма, оп скрывает оппортунизм, жонглируя ортодоксальным марксизмом». Я. Тышко признал также, что только ленинское направление может гарантировать развитие последовательно марксистских принципов в РСДРП. В то же время он считал, что борьба с меньшевиками но может привести к организационному отделению от них и должна происходить в рамках одной партии 9.

Наиболее лапидарно эта позиция была выражена в официальном отчете краевой партийной конференции СДКПиЛ, состоявшейся в августе 1912 г. В нем о позиции СДКПиЛ по отношению к внутренним вопросам РСДРП говорилось: «В делом она состояла в борьбе с оппортунизмом меньшевиков в политике и фракционными стремлениями большевиков в области организации» 10.

В период раскола СДКПиЛ на «зажондовцев» и «розламовцев» (1911—1916) наиболее тесным было сотрудничество между «розламов-цами» и большевиками. И в это время отношение СДКПиЛ и большевиков было одинаковым к основным проблемам текущей политики, современного положения и т. д. СДКПиЛ, считая большевиков единственным, истинно революционным крылом в РСДРП, желала победы их тактической линии внутри партии.

Имевшиеся разногласия с большевиками не умаляют большой роли СДКПиЛ, которую она сыграла в истории польского рабочего движения. Следует также подчеркнуть, что решающими для идейного облика этой партии были элементы, объединившие ее с ленинизмом, а не те, которые их разделяли.

Ленинская критика позиции СДКПиЛ была порой очень резкой и решительной, но она всегда была вызвана заботой о том, чтобы близкая ему СДКПиЛ преодолела ошибки, которые мешали ей лучше и успешнее развивать революционную борьбу. Ленинская критика слабых сторон теории и практики СДКПиЛ не может скрыть от нас правильного взгляда Ленина на СДКПиЛ, его высокой оценки этой партии, важной для него своей принадлежностью к РСДРП.

Тот несомненный факт, что у СДКПиЛ было больше точек соприкосновения с ленинизмом, чем противоречий, многократно подтверждал сам В. И. Ленин. «Польской социал-демократии,— подчеркивал В. И. Ленин,— принадлежит громадная историческая заслуга впервые создать действительно марксистскую, действительно пролетарскую партию в Польше…».

СДКПиЛ играла руководящую роль во всех массовых выступлениях, всеобщих забастовках, демонстрациях, крупных экономических кампаниях, создавала первые в стране профсоюзы, была организатором и идеологом проводившейся с большим размахом политической и экономической борьбы пролетариата. Вокруг выдвинутых ею политических лозунгов партия сумела в то время объединить не только широкие массы пролетариата, но и лучшую часть польской интеллигенции, которая, вдохновленная идеями социализма и романтикой революционной борьбы, отдала свои силы и таланты на службу рабочему классу. Все шире партия также начала развертывать работу в деревне.

Доверие, оказанное СДКПиЛ десятками тысяч польских рабочих, было завоевано не только ее безграничной преданностью делу пролетариата, но и тем, что провозглашавшиеся ею с 1893 г. лозунги о неизбежности открытого выступления русского народа против царизма и утверждавшие, что только такое выступление может помочь получить свободу польскому народу, облеклось в плоть и кровь ,и воплотилось в революции.

Партия указывала в своей агитационной работе, что единственным последовательным защитником польских национальных интересов является пролетариат, потому что только рабочий класс способен поднять знамя освободительной борьбы и только он один может победоносно повести эту борьбу, так как, во-первых, с точки зрения классово-политической он наиболее антагонистичен по отношению к правительствам держав, разделивших Польшу, а во-вторых, имеет в самих этих державах могучего и все усиливающегося союзника — пролетариат. Рабочий у нас, как и везде, является единственным защитником всякой свободы, утверждала СДКПиЛ.

Без революции в России и революции в Австрии и Германии, связанных с поражением этих государств в войне, Польша не могла бы получить независимость. Именно поэтому расчеты СДКПиЛ на революционный союз с пролетариатом держав — участниц раздела Польши, расчеты на русскую революцию и активная борьба партии за победу этой революции прокладывали польскому народу единственно реальный путь к национальному освобождению, путь, на котором польский народ действительно получил свободу. И поэтому СДКПиЛ для получения независимости Польши и объединения ее земель реально сделала больше своей совместной с пролетариатом России, Австрии и Германии революционной борьбой, чем все другие политические партии Польши, даже тогда, когда они поставили во главу своей программы лозунги борьбы за независимость. Революционные действия СДКПиЛ значили здесь больше, чем политические кампании в отрыве от возможности революционного решения польского вопроса. И это является для нас ныне решающим, когда мы оцениваем позицию СДКПиЛ в национальном вопросе.

Когда началась Февральская революция 1917 г. в России, СДКПиЛ вместе с большевиками поднялась на борьбу за прекращение войны, за диктатуру пролетариата и власть Советов. Деятели СДКПиЛ, находившиеся в то время в России, немедленно высказались за проведение в жизнь программы борьбы за социалистическую революцию, выдвинутую партией большевиков. Когда в октябре 1917 г. пролетарская революция в России стала действительностью, СДКПиЛ без колебаний активно поддержала ее не только политически, отдавая ей свои лучшие кадры. СДКПиЛ сразу увидела в Великой Октябрьской социалистической революции предвестника новой эпохи в исторической борьбе рабочего класса мира с эксплуатацией и гнетом.

Под влиянием укреплявшейся в России власти пролетариата и развития революционной борьбы во всей Европе, в том числе и на польских землях, СДКПиЛ вместе с ППС-левицей осенью 1918 г. уже непосредственно выдвигает лозунг диктатуры пролетариата и взятия власти Советами рабочих депутатов. В атмосфере нараставшего революционного движения в Польше в декабре 1918 г. СДКПиЛ и ППС-левпца объединяются и создают КПП — одну из первых коммунистических партий в мире.

В течение четверти века СДКПиЛ являлась революционным авангардом польского пролетариата. Она пробуждала сознание масс, организовывала н вела польский пролетариат в тесном единстве с русским пролетариатом на революционную борьбу с царизмом и имущими классами, за политическое и экономическое освобождение, за социализм.

Деятели СДКПиЛ осознавали, что они должны быть везде, где идет борьба за революционные принципы и революционную практику, всюду, где решаются судьбы рабочего класса. Вот почему, узнав о революции в России в 1917 г., на помощь большевистской партии спешат не только те деятели СДКПиЛ, которых революция застала в России, но и те, которых вынужденная эмиграция забросила в различные уголки Европы. Они направляются на помощь Ленину и его партии, на передовую линию первой социалистической революции мира. И эта позиция была не только результатом понимания того, что судьбы польского пролетариата тессвязаны с судьбами революции в России. Она вытекала также из глубокой преданности идее социальной справедливости, идее борьбы за победу социализма.

СДКПиЛ сплотила в своих рядах все подлинно революционные, интернационалистические и социалистические силы рабочего класса Польши. Именно эти, сформированные СДКПиЛ кадры стали ядром Коммунистической партии Польши, непосредственной предшественницы Польской рабочей партии.

Процесс овладения ленинизмом революционным польским рабочим движением был процессом необратимым. Каждый очередной этап развития польского рабочего движения приближал его революционный авангард к этой цели. Начавшийся боевым содружеством СДКПиЛ с партией Ленина и с Лениным лично, этот процесс продолжался, однако, ряд десятилетий, найдя свое наиболее полное и всестороннее выражение лишь в теории и практике Польской рабочей партии и Польской объединенной рабочей партии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × два =