К итогам работы над общеславянским лингвистическим

Уже более пяти лет ведется беспримерная в языкознании как по масштабам и количеству участников, так и по сложности задач коллективная работа над Общеславянским лингвистическим атласом (ОЛА). Достаточно сказать, что в этой работе принимают участие диалектологи Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР, Чехословакии, Югославии, а также Австрии и Италии.

Работа над ОЛА была начата в связи с решениями IV Международного съезда славистов в Москве, принятыми по докладам Р. И. Аванесова и С. Б. Бернштейна (СССР) «Лингвистическая география и структура, языка. О принципах Общеславянского лингвистического атласа» и 3. Штибера (Польша) «О проекте общеславянского диалектологического атласа». Было признано, что создание ОЛА является одной из важнейших и насущных задач славянского языкознания. Съезд образовал инициативную группу из представителей заинтересованных стран, которая собралась на свое первое учредительное собрание сразу же по окончании съезда, 10 сентября 1958 г. На этом заседании был намечен план работы на ближайшие годы и распределены обязанности. Были созданы национальные центры, во главе которых стали крупнейшие слависты — чл.-корр. ЧСАН Я. Белич, акад. Б. Гавранек (Чехословакия), акад. В. Дорошевскип, акад. 3. Штибер (Польша), акад. М. Храсте, проф. Й. Вукович (Югославия), акад. Э. Петрович (Румыния), проф. С. Стойков (Болгария) и др. Такой центр был организован и в Советском Союзе. Активное участие в его работе принимают С. Б. Бернштейн, В. Г. Орлова (Москва), Н. В. Бирилло (Минск), Ф. Т. Жилко (Киев), И. А. Дзендзелевский (Ужгород) и др. В 1961 г. инициативная группа ОЛА была реорганизована в самостоятельную комиссию ОЛА при Международном комитете славистов, которой поручено было объединить работу национальных центров и осуществлять организационное руководство. Председателем комиссии был избран Р. И. Аванесов.

В 1958—1964 гг. в Польше, Чехословакии, ГДР, Румынии, СССР, Болгарии, Югославии состоялся ряд заседаний комиссии ОЛА, посвященный теоретическим, методическим и организационным вопросам ОЛА. В одних случаях это были пленарные заседания, в других — заседания бюро комиссии, в третьих — заседания рабочей группы. Каждое из этих заседаний знаменовало собой определенный шаг вперед в разработке ОЛА. В 1963—1964 гг. наиболее важными были заседания в Душниках (Польша, март-апрель 1963 г.), где был составлен первый вариант Вопросника ОЛА, установлена сетка обследования пунктов и принят перспективный план работы над ОЛА, и в Сараеве (Югославия, май-июнь 1964 г,), где были утверждены к печати Вопросник и инструкция к нему, а также уточнена сетка пунктов по каждой стране. Состоялись также более частные международные встречи, посвященные разработке отдельных специальных .проблем.

.Перед комиссией стоял ряд весьма сложных теоретических, методических и научно-организационных задач. Прежде всего необходимо было четко сформулировать теоретическую проблематику ОЛА, его специфику сравнительно с национальными атласами. Можно прямо сказать, что проблематика ОЛА в настоящее время стала значительно яснее но сравнению с тем, как она была сформулирована в 1958 г. в докладе Р. И. Аванесова и С. Б. Бернштейна и в докладе 3. Штибера. Позволим себе лишь краткое замечание о проблематике ОЛА.

Как известно, язык изменяется во времени и неодинаков на разных территориях. Лингвистическая география изучает одновременные разно-территориальные языковые отличия, доступные непосредственному наблюдению. Эти отличия представляют как бы пространственную проекцию развития языка в течение длительного времени его истории на данной территории, отражающую в свою очередь весь пройденный народом исторический путь развития. Отсюда ясно, что лингвистическая география, которая картографирует соотносительные языковые особенности, неодинаковые на разных территориях, имеет важное значение для решения целого комплекса исторических проблем — истории данного языка, происхождения близко родственных языков, истории народа, экономических н политических объединений, развития материальной и духовной культуры, связей с соседними народами — с близко родственными и неродственными языками, колонизационных движений и т. д. Поэтому в развитии исследований по лингвистической географии заинтересованы не только лингвисты, но также историки, археологи, этнографы. Лингвистическая география — в особенности применительно к группе родственных языков — имеет существенно важное значение rie только для исторических и сравнительно-исторических исследований, но также п для исследований типологических.

Лингвистическая география, возникшая еще в последней четверти XIX в., в течение XX в. добилась огромных успехов. Лингвистический атлас Франции Ж. Жильерона и Э. Эдмона, немецкий лингвистический атлас Ф. Вреде и Г. Венкера, лингвистический атлас Италии и Южной Швейцарии К. Яберга и Ю. Юда, а также ряд новейших атласов западноевропейских языков являются работами национального значения. В течение последних десятилетий стали появляться лингвистические атласы и славянских языков *. Однако все эти атласы охватывают территорию одного языка или даже часть территории одного языка. Идея лингвистического изучения славянской языковой территории возникла давно, еще на I Международном съезде славистов в 1929 г. в Праге. На этом съезде А. Мейе и Л. Теньер выступили с докладом «Проект славянского лингвистического атласа» 2, я И. А. Бодуэн де Куртенэ с докладом «Изоглоссы в славянском языковом мире» 3. Однако в то время задача лингвогеографического изучения славянских языков и задача общеславянского лингвистического атласа как работ в г особого типа в области лингвистической географии, а именно единого атласа группы родственных языков, не были в достаточной мере разграничены между собой. Между тем, как это стало ясно позднее, эти работы — хотя они и имеют немало точек соприкосновения — являются работами принципиально различными, имеющими свои особые объекты, различные задачи и специфическую проблематику.

Объектом национального лингвистического атласа является тот или иной национальный язык (например, русский, польский и т. д.). Объектом ОЛА является группа близко родственных языков — славянские языки в их совокупности. Следует подчеркнуть, что это различие имеет не только количественный, но и качественный характер. Предметом картографирования в национальном атласе являются диалектные различия в пределах данного языка, в то время как предмет картографирования в ОЛА — различия в пределах всей славянской группы языков. Все то, что является общим для данного языка, в национальном атласе остается в стороне, не картографируется. Но общая черта отдельного языка в масштабе всей славянской языковой территории может оказаться чертой частной, отличительной, так как ей в других славянских языках или их диалектах могут соответствовать другие соотносительные варианты. Поэтому она становится в ОЛА предметом картографирования. Так, например, в «Программе собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка» (М.— Л., 1947) содержится вопрос о названиях утки (anas). Однако собранный материал показал, что данный вопрос в пределах русской территории некартографируем, поскольку отсутствуют территориальные противопоставления отдельных групп русских говоров по названиям утки. При сопоставлении же материала данного вопроса по разным славянским языкам, которое проводилось при пробном картографировании материалов для ОЛА к IV Международному съезду славистов, выяснилось, что название утки в общеславянском масштабе не только может быть объектом картографирования, но и дает весьма интересную карту. На этой карте выделяются территория южно-славянских языков, где несколько разных корней дают очень мелкое диалектное членение территории, и изоглосса корней lit- и кас- (kach-), проходящая по территории восточнославянских языков и противопоставляющая западнославянские языки вместе с украинским и западно белорусскими говорами восточно белорусским говорам и русскому языку 4. Таким образом, в ОЛА картографируются различия (существенные в общеславянском масштабе), которые противопоставляют друг другу, например, разные славянские языковые группы (восточнославянские, западнославянские, южнославянские) или один из славянских языков всем другим, в том числе языкам той же группы, или один из диалектов данного язы- другим его диалектам и одновременно другим славянским языкам и т. д. Если национальный лингвистический атлас (или региональный атлас, т. е. атлас части данной языковой территории) сравнить с топографической съемкой, то ОЛА можно уподобить аэрофотосъемке, потому что, как и последняя, она охватывает весьма обширную территорию и фиксирует в ней наиболее общие отличия, существенные для этой территории в целом, минуя частности, свойственные отдельным ее районам.

Национальный лингвистический атлас дает материал для изучения истории данного языка в те его периоды, когда картографированные диалектные отличия появлялись, а также для изучения структуры данного языка как совокупности местных разновидностей. В противоположность этому ОЛА должен дать материал, характеризующий происхождение славянской группы языков, ее общие корни и специфическое развитие на разных территориях, а также типологию славянских языков, специфику структуры каждого из них в их взаимоотношениях. Таким образом, проблематика ОЛА относится к сфере сравнительно-исторической грамматики славянских языков, к взаимно соотносительным явлениям в истории отдельных славянских языков, а также к их типологии. ОЛА будет строиться на основе собранных по специально составленному Вопроснику материалов из всей славянской языковой территории. Он должен отразить элементы строя славянских языков, характеризующие все его уровни (фонологию, просодию, морфологию, синтаксис, лексику) в том виде, как они сохранились во второй половине 60-х годов XX в. в устах жителей сельских местностей, носителей традиционного типа местной речи в ее стилистически нейтральной форме. Подбор явлений должен быть таким, чтобы ретроспективно и опосредствованно (сквозь изменения позднейшего времени) охарактеризовать историю славянских языков и диалектов в их взаимоотношениях от эпохи, когда сложились современные славянские языки и диалекты, до поздней праславянской эпохи, когда появились древнейшие диалектные различия.

Сказанным определяется та территория, которая будет картографироваться в ОЛА; это будет территория на которой сложились славянские языки и их основные диалекты. ОЛА не охватит поэтому северо-восток и юго-восток европейской части СССР, Сибирь п Дальний Восток. Не будет картографироваться также Слободская Украина, Донбасс, Новороссия. OJIA охватит всю территорию древнего расселения славян, в том числе и такую, на которой преобладает неславянское население (например, сербо-лужицкую область в ГДР).

Такова в самых общих чертах проблематика ОЛА. Этой проблематике должны отвечать основные документы — Вопросник, по которому будет собираться материал, и инструкция к нему; общая н единая транскрипция, которой будет записываться материал всех славянских языков; сетка населенных пунктов на всей славянской языковой территории, которые будут обследованы; основная карта ОЛА.

При работе над каждым из этих документов были высказаны разные взгляды, порою весьма противоречивые. Однако в результате дискуссий обычно удавалось найти общую точку зрения.

Наибольшую трудность представляло составление Вопросника — решающего документа ОЛА. Трудность заключалась прежде всего в том, что Вопросника, который предназначался бы для собирания материала по группе родственных языков, предшествующая наука не знала. Каков должен быть его объем? Как должны быть сформулированы вопросы — с генетической или синхронической точки зрения? В связи с этим должны ли полученные ответы дать материал для сравнительно-исторического или типологического изучения славянских языков? Какова должна быть структура Вопросника? Должен ли он строиться систематически (например, фонетика, морфология, синтаксис, лексика) или тематически (например, растительный мир, животный мир, человек и т. д.)? На каком языке должен быть написан текст Вопросника и на каких языках должны даваться примеры? Все это и многое другое было предметом длительных и оживленных дискуссий.

Было решено, что вопросы (имеются в виду те разделы Вопросника, которые исходят из слов и форм, из их материальной стороны,— фонетика, просодия, флексия, семантика) будут формулироваться, исходя из генетической точки зрения, но так, чтобы дать материал не только для сравнительно-исторического, но и для типологического изучения славянских языков.

При решении вопроса о структуре Вопросника была принята во внимание рекомендация автора этих строк, как председателя Комиссии ОЛА, изложенная в его обращении к участникам совещания по ОЛА в Будапеште в апреле 1962 г. В этом обращении указывалось, что лингвистические «вопросники-анкеты до известной степени всегда носят синкретический характер; с одной стороны, это — список языковых явлений, по которым нужно собрать материал, с другой стороны, методический документ, определяющий во многом порядок и метод собирания материала» А Предлагалось также учитывать, что «собирание материала (по OЛA.— Р. А.) будет вестись в разных странах с разными традициями диалектологической работы, с которыми нельзя не считаться» 6. Поэтому было особенно важно указанные выше два аспекта лингвистической анкеты отразить в самой структуре Вопросника. В связи с этим высказывалось мнение, что «Вопросник по своей структуре должен распадаться на две следующие части: 1. Описок языковых явлений, который определяет объем материала, не предрешая, однако, того, как и в каком порядке он будет собираться… 2. «Комплексный» или тематически обработанный Вопросник, в котором материал группируется не по структурно-языковому, а по тематическому признаку, цель которого определить порядок и в значительной мере характер и метод собирания материала (анкетирования) » 1. Эта рекомендация — с существенными поправками и уточнениями чехословацких диалектологов, а также других участников дискуссии— была принята на совещании в Душниках, где был составлен первый вариант Вопросника. Раздел I Вопросника — «Список языковых явлений» — строится в соответствии с отдельными уровнями языка: фонетика, просодические явления, морфология, словообразование, лексика (по отдельным частям речи), семантика (в алфавитном порядке), синтаксис. В разделе II — «Списке вопросов» — основное место занимают вопросы лексики и словообразования, расположенные по тематическим группам и сформулированные ономасиологически — по типу «как называется такой-то предмет». К тематически сформулированным вопросам присоединены примеры, относящиеся к фонетике, просодии, морфологии. Грамматические вопросы, которые не удалось объединить с тематическим подразделом, составляют подраздел Их, а вопросы семантические (сформулированные по типу «какое значение имеет такое-то слово») составляют два остальных подраздела Было решено Вопросник выпустить на русском языке с иллюстративным материалом на трех славянских языках — русском, сербско-хорватском и польском. Если тот или иной пример отсутствует в одном из указанных языков, то с соответствующими отметками дается пример другого языка гой же группы (например, чешский или словацкий вместо польского).

Признано необходимым, чтобы материал для ОЛА поступал в центр, где он будет картографироваться, записанным в единой и обязательной фонетической транскрипции на латинской основе. Принятая система транскрипции содержит сравнительно небольшое количество знаков (как буквенных, так и диакритических), поскольку карты ОЛА должны отражать основные различия, имеющие дистинктивную функцию для значительных территориальных групп славянских диалектов, и не могут фиксировать всех детальных фонетических различий, имеющих значение только в рамках отдельных славянских языков. Однако предусматривается возможность транскрибирования и более частных различий с использованием дополнительных знаков, которые должны быть утверждены Международной комиссией ОЛА. Предлагаемая в Вопроснике система транскрипции была использована при пробном обследовании 20 населенных пунктов на территории разных славянских языков, подтвердившем ее практическую пригодность.

Больших трудностей стоило Комиссии ОЛА Принять решение о сетке обследования населенных пунктов, гак как по этому вопросу были высказаны две весьма различные концепции, которые удалось согласовать между собой только после длительной дискуссии. Эти разные концепции частично отражены в дискуссии на страницах журнала «Вопросы языкознания» и в двух статьях автора этих строк: «К вопросу об Общеславянском лингвистическом атласе» («Slavia», XXXI, 4, 1962) п «О работе над Общеславянским лингвистическим атласом» («Studia Slavica», VIII, 3—4, 1962). Поэтому нет необходимости подробно излагать ее здесь. Отметим лишь, что согласно одной концепции первостепенное значение имеет равномерная густота сетки, а согласно другой — частота сетки должна следовать за степенью диалектной дифференциации отдельных областей. На совещании в Душниках по докладу Р. И. Аванесова «О сетке обследования ОЛА в связи с характером Вопросника» 9 было решено иметь два варианта вопросника и два варианта сетки: полный вопросник и вопросник сокращенный (в котором не учитываются многие синтаксические явления, менее дифференцированные в территориальном отношении или трудно фиксируемые в условиях полевой работы); густую сетку (с расстоянием пункта от пункта в среднем 50—60 км) и редкую сетку (1 населенный пункт на 8 пунктов густой сетки). При этом по полному вопроснику будут обследоваться населенные пункты редкой сетки (12,5% количества населенных пунктов густой сетки), а по сокращенному вопроснику — населенные пункты густой сетки.

Проект сетки был уточнен в Сараеве в 1964 г. Согласно принятой сетке, должно быть обследовано около 830 славянских населенных пунктов, в том числе: русских — 309, украинских—130, белорусских — 71, польских — 89, чешских — 37, словацких — 37, серболужицких — 4, словенских — 33, сербско хорватских — 58, македонских — 24, болгарских — 32. Предполагается включить также некоторое количество неславянских населенных пунктов так, что общее количество их может дойти до 850.

Следует отметить, что в процессе первоначальных поисков был создан специальный пробный вопросник ОЛА 10, по которому были собраны материалы более чем в 40 населенных пунктах, во многом содействовавшие работе над большим вопросником. Результаты работы по пробному вопроснику частично изложены в статье С. Утешены, опубликованной в журнале «Вопросы языкознания» Работа над ОЛА является коллективной. Точно так же коллективно, как составлялись Вопросник, сетка обследования и другие документы, в дальнейшем, совместными усилиями ученых разных стран, должны составляться карты атласа и комментарии к ним. При этом составители ОЛА будут стремиться к тому, чтобы результаты работы над атласом публиковались не по окончании работы в целом, которая рассчитана на ряд лет, а по мере ее развертывания, выполнения той или иной ее части или решения той или иной проблемы. В этих целях еще Будапештское совещание по ОЛА в 1962 г. выразило пожелание, чтобы выпускалось специальное издание, посвященное работе над ОЛА. Это было подтверждено и конкретизировано на последних совещаниях, где предлагалось выпускать издание в Советском Союзе. В осуществление этой рекомендации Институт русского языка АН СССР подготовил первый сборник «Общеславянский лингвистический атлас», где освещаются вопросы теории и методики, а также публикуются исследования по славянской лингвистической географии (сборник будет выпущен в 1965 г.). В сборнике участвуют как советские, так и зарубежные ученые.

Таково состояние работ по ОЛА. К сказанному следует добавить, что еще в Душниках весною 1963 г. по докладу Р. И. Аванесова был принят перспективный план работ по ОЛА. Согласно этому плану, вся работа над ОЛА делится на три этапа: 1) до V Международного съезда славистов (1958—1963 гг.); 2) до VI Международного съезда славистов (1963— 1968); 3) после VI Международного съезда славистов (1968—1973 гг.). Основной задачей первого этапа было составление Вопросника; одновременно с этим было начато собирание материала по полному Вопроснику и велась подготовительная работа к картографированию: составлена сетка обследования и проект основной карты. Важной задачей второго этапа является собирание материала. Перспективный план предусматривает не только общее число населенных пунктов, подлежащих обследованию в каждой стране, но также и количество населенных пунктов на каждый год по каждой стране. Основной задачей третьего этапа явится составление карт ОЛА и завершение работы в целом. Перспективный план предусматривает также сроки и место международных встреч для коллективной работы над ОЛА в течение предстоящих лет.

С удовлетворением можно отметить, что принятый план работы над ОЛА до сих пор в основном выполнялюя в намеченные сроки. Однако впереди большие трудности. Огромный коллектив составителей ОЛА работает во многих странах, в каждой из них — свои научные традиции, своя методика работы. Нужны систематические и достаточно длительные контакты, чтобы обеспечить согласованность и коллективность в работе, без чего ОЛА вообще осуществлен быть не может; нужны большие материальные средства и достаточные коллективы исполнителей. В институтах Академий наук стран, участвующих в работе над ОЛА, необходимо организовать специальные группы ОЛА и укрепить существующие, так как с 1964 г. началось широкое собирание материала. Это касается всех стран и в особенности Советского Союза, потому что значительная часть территории (с подавляющим количеством населенных пунктов), картографируемая в OJIA, падает на СССР. Для того чтобы представить себе объем этой работы, следует иметь в виду, что для получения материала но одному населенному пункту два человека должны поработать в среднем две недели. Между тем в Советском Союзе (по РСФСР, УССР и БССР) в 1966—1968 гг. должно быть обследовано до 150 населенных пунктов в год. В других странах объем работ по собиранию материала также велик (имеются страны, где подлежит обследованию 100 и более населенных пунктов в течение четырех лет). Кроме собирания материала, необходима его обработка, представляющая собой трудоемкий процесс, а в дальнейшем и картографирование материала. Для собирания материала будут привлечены работники университетов и других учебных заведений, однако основная часть работы падает на сотрудников академических институтов. Иными словами, необходимо в каждой стране своевременно создать условия для того, чтобы эта важнейшая работа в области славянского языкознания была осуществлена.

Через восемь лет будет создан Общеславянский лингвистический атлас — первый в мире атлас группы родственных языков. Этот атлас не только существенно обогатит теорию языкознания и стимулирует дальнейшие сравнительно-исторические и типологические исследования славянских языков, но также окажется необходимым пособием для историков, археологов, этнографов. Вместе с тем Общеславянский лингвистический атлас явится крупнейшим достижением славянской культуры, примером дружной коллективной работы ученых разных стран.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + девять =