Последняя война с турцией

Последняя война с турцией

Как и предыдущая Восточная война, она имела два театра военных действий — Дунайский и Кавказский. Основным стал Дунайский фронт, где решалась участь славянских народов на Балканах.

К началу войны русская полевая артиллерия была перевооружена почти полностью орудиями системы 1867 г. с бронзовыми стволами. Осадная, крепостная и береговая артиллерия была пополнена казнозарядными пушками только частично. Всего у русских в полевой артиллерии насчитывалось 2808 орудий 4- и 9-фунтового калибра. Как показали действия на Дунайском фронте, полевая артиллерия не всегда оказывалась способной решать тактические задачи, а военное руководство Российской империи показало непонимание роли и возможностей нарезной артиллерии.

Турецкая армия частично имела на вооружении устаревшие гладкоствольные орудия, но у нее также были заказанные у Круппа стальные казнозарядные пушки, превышающие русские по точности и дальности стрельбы. Однако турецкие артиллеристы оказались слабо подготовленными и не смогли в полной мере использовать хорошие качества своих орудий. Уже при переправе через Дунай попытка турецких артиллеристов помешать продвижению понтонов с наступающими войсками была пресечена точным огнем русских батарей.

После успешного захвата крепости Никополь русские войска завязли под небольшим болгарским городом Плевной (ныне Плевен). К XIX в. в этом городе уже не было никакой крепости, но турки сумели опоясать его целой сетью полевых укреплений — редутами, блиндажами, траншеями. Первая попытка русских 8 июля 1877 г. взять атакой эти укрепления успехом не увенчалась, поскольку отечественные пушки не смогли подавить турецкую артиллерию. После неудачного первого штурма стали лишь количественно наращивать артиллерию. Во втором штурме города (18 июля) против 58 турецких орудий действовало уже 170 русских. Однако мощи полевой артиллерии было недостаточно, чтобы разрушить земляные укрепления. Повторялась история с осадой Севастополя, только наоборот. Штурм закончился неудачей и крупными людскими потерями.

Для подготовки очередной попытки из Петербурга вызвали прославившегося под Севастополем инженера 3. И. Тотлебена, а также доставили 20 осадных орудий. Но и после третьего штурма в конце августа взять Плевну не удалось, хотя артиллерийская канонада продолжалась пять суток. Осадных орудий оказалось недостаточно, а полевые пушки были несостоятельны. Настильная траектория их снарядов, слабая взрывная мощь не могли поразить турок в блиндажах и траншеях, где они отсиживались во время артналета. Стало ясно, что полевой артиллерии крайне необходимы мортиры.

Русские войска перешли к осаде Плевны. Чтобы блокировать противника, нужно было перекрыть дорогу, по которой к осажденному городу доставлялись боеприпасы и продовольствие. Для этого требовалось взять два небольших селения, прикрывавших подступы к Плевне — Горный Дубняк и Телиш. Два боя за эти селения продемонстрировали как удачи, так и промахи нашей артиллерии.

Горный Дубняк прикрывали только два турецких редута с 4 орудиями и смехотворно малым количеством войск. Для взятия селения был выделен целый гвардейский корпус с 48 пушками в передовых цепях и 68 орудиями в качестве заслона. Наступление на редуты велось 12 октября практически целый день, с четырех сторон, при активной поддержке артиллерии. Только к вечеру турки сдались. Потери русских оказались несоразмерно велики — 3300 человек. Причина неудачи была все та же: невозможность подавить вражескую (всего 4 пушки!) артиллерию за земляными укреплениями. При наличии тяжелых орудий или мортир задача решалась бы проще.

После занятия Горного Дубняка требовалось овладеть и Телишем, который также имел осадный гарнизон, но его земляные укрепления были значительно сильнее. Русское командование во главе с талантливым генералом И. В. Гурко учло опыт Горного Дубняка и решило обеспечить атаку хорошей артиллерийской подготовкой. Для этого артиллерийские офицеры лично произвели тщательную разведку местности, выявили цели, согласовали действия различных батарей. Последнее было особенно важно, поскольку в русской армии вопросы взаимодействия артиллерийских батарей между собой и с пехотой разработаны не были. Генерал Гурко лично подписал приказ о порядке ведения огня, который был тщательно продуман. Трехчасовая артподготовка велась по плану и привела к желаемому результату. Гарнизон сдался даже без атаки пехоты. Позднее этот бой вошел во все учебники артиллерии как пример классической артиллерийской атаки.

Еще до этих боев, в июле, русские войска овладели Шипкинским перевалом и перешли к его обороне, продолжавшейся 5 месяцев. Русские воины проявили беспримерный героизм, отстояв в тяжелых горных условиях, к тому же зимой, практически без убежищ и теплой одежды, этот стратегически важный перевал. Бои шли беспрерывно, и главную роль сыграла артиллерия. «Дуэль» с противником велась каждый день. Турки располагали значительно большим числом боеприпасов, русские же отвечали одним снарядом на три. В этих условиях особую важность приобрела точность выстрела. Существовавшие на орудиях прицелы давали мало эффекта, и канонирам пришлось проявлять сметку и находчивость. Русские артиллеристы научились применять пристрелку по искусственной точке, ввели способ обратной наводки и начали создавать собственные таблицы стрельб.

В конце ноября гарнизон осажденной

Плевны, предпринявший попытку прорваться и потерявший 6 тыс. убитыми, капитулировал. Падение Плевны имело огромное моральное значение. Турки начали откатываться за Балканы, а русские войска, совершив труднейший переход через горы с артиллерией, вышли к Адриатическому побережью. На Кавказском фронте после успешных осад пали несколько турецких крепостей, что также воодушевило нашу армию, В январе 1878 г. русские части подошли к Адрианополю (ныне — Эдирне), а конница смогла даже угрожать столице Турции — Константинополю (Стамбулу). Турки спешно запросили мира, и 19 февраля в местечке Сан-Стефано был заключен мирный договор. Он положил конец длившейся четыре столетия конфронтации между Турцией и Россией. Балканские народы освободились от турецкого ига, получили независимость.

Главным уроком этой войны для артиллеристов явилась недостаточная мощь полевой артиллерии. Дело было не только в отсутствии более совершенных образцов 1877 г., которые стали поступать лишь в самом конце войны. Выявилась крайняя необходимость в полевых мортирах и забытых к тому времени гаубицах. Проявились недочеты в теории стрельбы. Особенно остро стоял вопрос о взаимодействии артиллерийских батарей друг с другом и с пехотой.

К сожалению, высшее артиллерийское руководство не занималось изучением нарезной артиллерии, плохо знало ее возможности, а полемика между артиллеристами — теоретиками и практиками, — проходившая в военных журналах и много давшая для осмысления наших неудач, его не интересовала вовсе. Высшие военачальники даже не могли представить себе, что войскам и артиллерии нужно ставить конкретные задачи. Естественно, все это должно было сказаться в будущем самым отрицательным образом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 11 =