Первые нарезные…

Первые нарезные...

В 1843 г. в России был принят на вооружение литтихский штуцер, названный так по бельгийскому городу Литтиху (современный Льеж). Ствол штуцера имел всего два спиральных нареза, а круглая пуля была снабжена выступающим пояском. Поясок входил в эти нарезы, и пуля, как по рельсам, скользила в ствол. В момент выстрела она, двигаясь по нарезам, закручивалась и продолжала вращение уже в полете. Тугая загонка была необязательна. Штуцер появился в середине 1830-х гг. и особой военной тайны из себя не представлял, поэтому артиллеристы о нем, конечно, знали.

В 1845 г. итальянский майор Кавалли создал вариант тяжелого орудия для вооружения приморских казематов. Построено оно было в Швеции на заводе Варендорфа. Эта чугунная пушка имела калибр 165 мм и метала овальный продолговатый снаряд весом 30 кг — вместо 30-фунтового ядра (около 13 кг), который полагался такому калибру. Снаряд Кавалли был чугунный и имел два выступа, соответствовавших двум нарезам в канале ствола. Поскольку в казематах всегда тесно, орудие Кавалли заряжалось не с дула, а с задней, казенной части ствола, которая закрывалась специальным затвором. (Термин «казенная часть» известен в России с XVI в. и происходит от слова «казенная», т.е. государственная, печать, которая ставилась на нижней части ствола и означала, что испытания усиленным пороховым зарядом проведены.)

Результаты испытания новой пушки потрясли всех его участников. На дистанции в 5000 м снаряд Кавалли отклонялся менее чем на 5 м. Однако система итальянского изобретателя имела и серьезные недостатки. В частности, происходило заклинивание снаряда, наблюдались прорывы пороховых газов в месте соединения затвора и зарядной каморы и, наконец, имела место плохая сцентрированность снаряда, который в полете покачивался непредсказуемым образом, что сказывалось на точности попадания.

Французский инженер Тамизье в 1850 г. усовершенствовал орудие Кавалли. Прежде всего он вернулся к дульному заряжанию, что, конечно, было шагом назад, но иначе обеспечить плотную обтюрацию в канале ствола тогда еще не могли. Вместе с тем Тамизье предложил новый снаряд с тремя парами выступов, соответственно которым делались три нареза в канале ствола. Выступы были из мягкого металла, который не портил нарезы, и располагались они под углом к оси снаряда. Последнее усовершенствование выправляло вращение снаряда за счет возникновения слагающей силы.

Французский император Наполеон III с большим вниманием следил за опытами Тамизье. После того как были получены положительные результаты, император поручил майору Трельде Болье разработать новый тип полевого орудия. В 1858 г. была принята на вооружение первая в мире нарезная 4-фунтовая пушка. Ствол ее был снабжен 6 нарезами, а на снарядах уже имелось 12 цинковых выступов. Новое орудие било на дистанцию 2400 м с той же точностью, что и 12-фунтовая гладкоствольная пушка на расстояние 1200 м. Несмотря на малый калибр этого полевого орудия, оно оказалось полезным и при осадах. Его продолговатый снаряд лучше пробивал брешь в каменной стене, чем ядро 24-фунтовой осадной пушки с гладким стволом.

По той же системе в 1859 г. начали переделывать 8- и 12-фунтовые полевые, 12-фунтовые осадные, 24-фунтовые осадные и крепостные орудия. Можно утверждать, что благодаря состоявшемуся перевооружению Франция одержала победу над Австрией в войне 1859 г. Французские артиллеристы получали новые пушки уже на марше и осваивали их непосредственно на поле боя. Дальность и точность стрельбы этих орудий были такими, что французы били по противнику, оставаясь вне досягаемости огня австрийских гладкоствольных орудий.

Недостатки австрийской артиллерии обнаружились очень быстро и стали предметом всеобщего обсуждения. Об очевидном превосходстве нарезных орудий писали даже официальные газеты. К концу 1859 г. австрийцы приняли на вооружение 4- и 8-фунтовые нарезные пушки системы Ленка с бронзовыми стволами. Заряжались они с дула, и дальность стрельбы достигала (при угле падения в 10°) у 4-фунтовых пушек — 1750 м, у 8-фунтовых — 2000 м.

У пушек Ленка была одна особенность: они стреляли пироксилиновым порохом, тогда представлявшим собой новейшее достижение военной химии. В этом Австрия всех опередила, но, к сожалению, полной безопасности нового пороха достичь не удалось. В 1864 г. близ Вены внезапно взорвался огромный склад с 2 тыс. пудов пороха, принесший страшный пожар и большие разрушения. Австрии пришлось вернуться к прежнему дымному пороху.

В 1860 г. Россия тоже приняла на вооружение нарезные бронзовые орудия по французской дульнозарядной системе. Снаряд был продолговатой формы с двумя рядами выступов из цинка, наподобие снарядов Тамизье. Дальность боя новой пушки составляла 2500 м, а на дистанции 1000 м меткость ее в пять раз превышала аналогичную гладкоствольную. По этой системе были переделаны также 8-, 12-, 24-фунтовые орудия и полупудовые мортиры.

Всем новым орудиям — и русским, и французским, и австрийским — были присущи два коренных порока. Один состоял в медленном заряжании: приходилось довольно долго вводить снаряд в ствол по нарезам. Второй заключался в том, что нельзя было достичь хорошей дальности и меткости стрельбы из-за прорыва пороховых газов между неплотно прилегающими выступами снаряда и нарезами. Устранить яти недостатки можно было только введением принципиально иной системы заряжания.

Первые нарезные...
Первые нарезные...
Первые нарезные...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − двенадцать =