Ножевая геология: тектонические плиты продолжают движение

Мы с вами встречаемся на страницах ножевого журнала и поэтому логично, чтобы разговор шёл о ножах. Но, по той же самой причине, о ножах как таковых поговорить мы всегда успеем. Это вполне естественно. На выставки такого масштаба, как IWA, ездят не только, и даже не столько, чтобы посмотреть на ножи, сколько для того, чтобы присмотреться к рынку ножей и оценить его как с ретроспективной точки зрения, что интересно и познавательно, так и с перспективной, что весьма полезно на практике.

Кстати, полезно не только для продавцов ножей, которые тоже наверняка посещают страницы ПРОРЕЗА и каким-то образом планируют свои шаги на этом поприще. Коллекционерам и любителям ножей тоже иногда не мешает задуматься над тем, стоит ли откладывать покупку приглянувшегося экземпляра до бесконечности. Сегодня всё в мире быстро меняется, и не исключено, что через пару месяцев именно эта модель будет снята с производства, ещё через месяц-два закончатся запасы у продавцов, а потом… цена на интернет-базарах подскочит в несколько раз — так ведь тоже случается.

А «посмотреть на ножи» можно где угодно, от ближайшего магазина до интернет-сайта изготовителя, и вовсе нет смысла ехать так далеко. Смысл есть, однако, в том, чтобы увидеть все эти ножи вместе взятые, собранные одновременно и в одном месте — это позволяет многое продумать и понять. Таковым местом как раз оказался пятый павильон на IWA, в котором — за редким исключением — были собраны стенды большинства именитых изготовителей ножей: европейских, американских и не только. Именно общий взгляд позволяет увидеть лес, а не заслоняющие его — согласно старинной русской пословице — деревья.

Выводы напрашиваются всякие и разные, в том числе и не слишком оптимистические. Вот только некоторые из них.

Во-первых, как несколько лет назад организаторы IWA «ненавязчиво затёрли» Международный конкурс ножей (англ. International Knife Award), так и не вернули его в программу выставки до сегодняшнего дня. И, похоже, не вернут в ближайшее время. Почему? Да кто его знает! Вопрос этот много коллег-журналистов задавали в разное время организаторам выставки, но вразумительный ответ ещё никому получить не удалось. А ведь IWA существенно отличается по своему характеру от любого другого европейского, да и американского knife show. Все другие ножевые выставки, которые мне удалось посетить, по сути своей были вовсе не выставками, а ярмарками, то есть выставками-продажами. Ну выставляют мастера (как правило) и серийные изготовители (реже) столы со своими изделиями, ну продают желающим то, что удаётся. И мастеру, и покупателю приятно, а вот написать о такой «выставке» что-то такое, что было бы интересно и полезно почитать широкому кругу заинтересованных ножами читателей,- совершенно нечего. Разве что описывать каждый выставленный на продажу нож по очереди. Однако это не только бессмысленно, но и просто скучно.

Куда интересней посмотреть выставленные на IWA перспективные образцы или же прототипы, только еще предназначенные к запуску в серийное производство. Иногда их даже просят не фотографировать или же намеренно освещают в витринах таким образом, что качественных фотоснимков и так не удастся сделать. Это и понятно. С одной стороны, хочется представить любителям новый образец, заинтересовать им и заставить с нетерпением ожидать его появления в продаже — этот маркетинговый приём повсеместно используется в наше переполненное товарами время. С другой же — опасения, что дальневосточная «реплика» или, если угодно, «клон», может появиться на рынке даже раньше, чем фирменное изделие. И это тоже вполне определённо вырисовывающаяся тенденция нашего времени, хотя уже в несколько меньшей степени, чем несколько лет назад.

Сразу оговорюсь — тут дело даже не в приблизительном внешнем сходстве, вызывающем тем не менее однозначные ассоциации с определённым фирменным образцом. Этого никто никому полностью запретить не может. Все ножи достаточно похожи в своей основе друг на друга, настолько, что обеспечение себе исключительного права на внешний вид или дизайн становится в принципе невозможным. В действительности же вопрос куда более серьёзный — это бессовестные подделки, не ассоциирующиеся с фирменными изделиями, а продаваемые под их брендом. Уже случалось мне видеть и держать в руках «пиратские» копии ножей именитых фирм, настолько точно подделанные, вплоть до упаковки, что даже меня могли бы обмануть при несколько менее пристальном осмотре. Тем более не слишком искушённого покупателя в магазине, владелец которого (или продавец) усиленно вешает ему пресловутую «лапшу на уши» в целях получения не нормативного заработка. Скандал возникает только тогда, когда купленный по дешёвке «фирменный» нож оказывается вовсе не фирменным…

Во-вторых, внимательный наблюдатель может заметить, что на IWA приезжают и выставляют свои изделия далеко не все известные изготовители серийных или же малосерийных ножей. В этом году впервые за много лет не выставили свои изделия американские фирмы GATCO/TIMBERLINE и KATZ KNIVES. Почему? Кейт Деркач, владелец KATZ KNIVES, объяснил это так: его жена испугалась перелётов через океан, Эболы и террористов — но каждому же понятно, что это притянутое за уши объяснение. Видно, просто что-то «не срослось» в экономическом балансе вполне конкретных расходов и лишь ожидаемых от них прибылей.

Эти фирмы по своей известности и количеству продаваемых ножей хоть и не лидеры ножевого рынка, но вполне заметные «игроки» на нём. Уже несколько лет подряд не выставляется на IWA несомненно известная фирма КА BAR. Только раз, к тому же как минимум лет 15 назад, выставилась тут шведская фирма FALLKNIVEN. Никогда не выставлялся на IWA швейцарский мастер Ханс-Петер Клёцли (Hans-Peter Klotzli), хотя его ежегодно можно встретить среди посетителей выставки. Похоже, что далеко не для всех изготовителей выставка представляет собой адекватную расходам возможность представления своих изделий.

Даже среди фирм, которые традиционно выставляются на IWA год за годом, заметны изменения. Например, в этом году, впервые от самого рождения фирмы, не приехал на выставку никто из руководства Columbia River Knife & Tool (CRKT) — прислали только сотрудников. Значит ли это, что фирма меняет владельцев и, следовательно, руководство? Неизвестно, такие вещи обнародуют post factum, если только обнародуют вообще, а не «пропускают потихоньку». На стенде BENCHMADE каждый год меняются люди, прямо «как у цыгана лошади». Все эти на первый взгляд не слишком существенные детали свидетельствуют о том, что ножевой рынок сегодня далеко не так устойчив, как ещё 10—15 лет назад. Времена, в конце 90-х названные журналистами «золотым веком американского ножеделия», миновали и, похоже, надолго — рынок попросту насытился, по крайней мере, европейский.

В-третьих, лавина, потоп, цунами изделий из Китая и окрестностей претерпевает в последнее время существенные изменения, как количественные, так и качественные. Конечно, я имею в виду вовсе не изделия, продаваемые под марками известных фирм, но физически изготовленные для них китайскими или тайваньскими партнёрами. С этим как раз дело обстоит совсем наоборот. В Юго-Восточную Азию перемещаются все более продвинутые технологии ножевой отрасли, как, например, механическая и термическая обработка американских и японских порошковых суперсталей или же декоративная отделка титановых рукоятей. Технологии, конечно, не космические, но ещё несколько лет назад американские изготовители предпочитали делать такие вещи «дома». А европейские до сих пор предпочитают.

Сегодня практически совсем исчезли с выставки китайские стенды, оптом предлагавшие безымянные ножи по 5—10—15 евро. Общий массовый поток как бы разделяется на множество мелких, но весьма шустрых ручейков, усиленно старающихся продвинуть на рынок вполне породисто выглядящие образцы, изготовленные из высококачественных материалов. Цена их, как правило, значительно ниже, чем цена весьма схожего по материалам и качеству ножа, но изготовленного в тех же окрестностях по заказу именитой фирмы. В чём тут «собака зарыта», ещё предстоит разобраться, так как возможных объяснений тому может быть множество.

Появляются бренды, которые через несколько лет могут стать вполне узнаваемыми. Ничего удивительного — раз умеют делать для американских заказчиков, то почему же для себя не сделать! Удастся ли им потеснить на рынке именитых американских и европейских изготовителей? Трудно сказать, но пока всё, что китайцы предпринимали, — им удавалось.

В-четвёртых, когда видишь все ножи именитых изготовителей в одном месте и в одно время, воочию убеждаешься, что постепенно «вымывается» с рынка средний ценовой сегмент, то есть фирменные ножи по розничной цене между 100 и 200 евро. То есть как раз те, которые представляют наиболее разумное соотношение между ценой и потребительскими свойствами. Логично возникает вопрос — как же так? Раз эти ножи наиболее полно удовлетворяют потребности пользователя по отношению к истраченным деньгам — значит, они и продаваться должны лучше всего!

Всё правильно, они и продавались до определённого времени. А теперь просто кому надо было, тот уже купил, поглощающая способность рынка исчерпалась. Это мы тут с вами любители ножей как таковых, иногда даже толк в них понимающие. А для абсолютного большинства людей доминирует иная логика, что-то вроде: «Что? Нож за 150 евро? Да вы с ума сошли, ведь нож за 15 евро — это тоже нож и на вид не слишком отличается!» На вид-то, быть может, и не отличается, а вот в остальном… Но это, к сожалению, вовсе не аргумент для абсолютного большинства пользователей. Каждый хочет ещё раз убедиться, что «хорошо и дёшево» попросту не бывает. Впрочем, некоторых даже многократные пробы с заранее известным результатом иногда не убеждают…

Что же остаётся на рынке? С одной стороны, ножи известных изготовителей, но те, что подешевле, изготовленные с использованием более дешёвых материалов, а иногда даже некоторых технологических упрощений. Такие ножи имеют то преимущество, что ими не жалко пользоваться в реальной жизни, а потеря или же порча такого не повергает в неуёмное разочарование. Но каких бы то ни было исключительных свойств от них ожидать не стоит — не сложится на пальцы, и на том спасибо. Режет тоже не слишком хорошо — надо чаще подтачивать.

С другой стороны, то есть выше 200 евро, стоят ножи, изготовленные из высококачественных современных материалов, даже с некоторым привкусом экзотики, хотя настоящая экзотика начинается выше 400 евро. Тут, конечно, и качество, и материалы, и исполнение такое, что комар носа не подточит. Только какое это имеет значение на практике? Неужели кто-нибудь всерьёз собирается использовать для тяжёлой работы или в экстремальных условиях нож за 400—500 евро? Конечно, может быть, найдутся и такие, но едва ли это будет большинство среднестатистических пользователей. А рынком, как известно, правят именно среднестатистические, а вовсе не крайние показатели. В общем, пользуясь средневековыми ассоциациями: для простонародья рабочие ножи за 50—80 евро, для «графьёв» изыски за 300—500 евро. А что для «среднего» класса? В том-то и дело, что новых предложений всё меньше, хотя пока ещё есть из чего выбирать. Пока…

Стенды фирм, предлагающих на выставке свои ножи, можно условно поделить на три группы. Вот первая — много помпы (мне даже представить себе страшно, сколько стоит наём и обустройство такого стенда на IWA!) и много (или очень много) ножей. BOKER — это вообще довольно-таки интересная фирма. Располагая собственной вполне современной производственной базой, они в большей степени концентрируются на европейской дистрибуции изделий именитых заграничных изготовителей, чем на продвижении своих моделей. Изрядную часть их ассортимента составляет также низкопробная китайская дешёвка, весьма «крутая» на внешний вид и продаваемая по воистину бросовым ценам.

Неисповедимы пути ножевого рынка, по которым перемещаются изделия. На своём стенде и в каталоге BOKER предлагает ножи, разработанные и брендируемые маркой российской фирмы DENDRA, но физически изготовленные по её заказам итальянской фирмой LION STEEL. Не совсем понятно только, почему они в Германии стоят дороже, чем в России. Хоть не намного — но дороже. А ведь изготовленный в Италии нож по дороге в Россию будет обложен пошлинами и налогами, которых нет внутри Евросоюза. Да и дорога до России длиннее, чем до Германии…

Вторая группа — это мало помпы (хотя и не без этого в разумных границах) и много изделий. Под эту категорию попадают практически все серьёзные европейские и американские изготовители, стараясь извлечь максимальную пользу из весьма дорогостоящего своего представительства на выставке.

И, наконец, третья группа — много помпы (по отношению к выставленным ножам) и мало ножей (по отношению к помпе). Конечно, привлечение внимания к марке — это тоже определённый маркетинговый приём, вот только не переборщить бы так, чтобы за маркой и ножей видно не было…

Впрочем, можно продавать ножи и так. Фирма BUCK в течение многих лет исповедовала точку зрения, что их изделия сами по себе настолько исключительны, что ни в какой журналистской поддержке вовсе и не нуждаются. Результат налицо: не слишком впечатляющая — для такой старой и когда-то солидной фирмы — позиция на рынке, к тому же явно оборонительная, если только не «отступательная». Очень похоже выставилась лет 15 назад на IWA фирма «РУССКИЕ ПАЛАТЫ» — приехали, разложили большущий стенд, посидели на нём 4 дня, видимо, в ожидании штурмующих толп любителей. Не дождались и больше не приехали.

Что можно в реальной жизни делать такими ножами — это весьма большой, я бы даже сказал, конкурсный вопрос. Награды для победителей конкурса предусмотрены? Кстати, а почему собственно Zombie Killer? Зомби ведь по определению не живой, как же его можно убить? Если уж ставить себе целью охоту на зомби, то Zombie Terminator или Zombie Eliminator лучше бы подошло…

Фирма VICTORINOX практически монополизировала рынок многофункциональных карманных ножей. Некая немецкая фирма из Золингена (я уже и не помню её названия), предлагавшая изделия такого рода, сошла с рынка ещё лет 15 назад. А после того как в 2005 году они «проглотили» своего ближайшего конкурента WENGER (хотя ещё несколько лет изготавливали часть изделий именно под этой маркой), выбор фирменных многопредметных перочинных ножиков практически ограничился до изделий VICTORINOX. Даже странно это как-то вы глядит…

Интересное сопоставление: что чаще люди берут в руки — кухонный нож, чтобы приготовить пищу, или «смертоубийственный», чтобы «самурайничать» либо «командосничать»? Подсчитывал кто-нибудь когда-нибудь? 99% против одного? 99,99% против 0,01%? А вот на выставке кухонные ножи явно ходят в «пасынках» и представлены в прямо-таки обратной пропорции по отношению к их роли в реальной жизни. Не «круто», скажете? Ничего подобного, кухонный нож за 300 евро — это куда как «круто»! Стоит ли? Профессиональный повар или мясник, для которого нож — это основное орудие производства, наверняка скажет, что стоит. А вот эпатировать на молодёжной тусовке таким ножом как-то неловко, не то что «зомби-киллерами». Отсюда и такая, а не иная пропорция представительства на выставке.

Это нож CRKT Squid (А) и это тоже нож CRKT Hi-Jinx (В). Первый стоит 30 долларов, второй — 500. Разница, конечно, в качестве и, следовательно, цене материалов, а в ещё большей степени -в сложности и трудоёмкости их обработки. В первом случае клинок из стали 8Crl3MoV и рукоять из стали же 2Сг13 — это практически штамповка с не слишком сложной последующей механической и термической обработкой. Во втором — австрийская сталь клинка Bohler Udderholm Sleipner и титановая рукоять — это уже куда как серьёзно, дело даже не столько в стоимости самих материалов (тоже, кстати, не малой), сколько в затратах времени и классе оборудования, необходимых для их обработки. Изготовлено в Италии. Интересный факт — ограниченная серия (500 штук, каждый нож с индивидуальным номером) этих дорогих оказалась распродана в рекордно короткий срок, не верящие могут убедиться в этом, зайдя на сайт изготовителя.

Даже 500 долларов — это вовсе не предел за сравнительно небольшой ножик. Эксклюзив Chaparral Blue Stepped Titanium от SPYDERC0 — это уже 570 баксов! Суперпродвинутая сталь CTS ХНР, термообработка которой не обойдётся без использования управляемой компьютером электропечи.

Фрезеровка узора на титановой рукояти занимает по 2 машино-часа на каждую сторону на высокоточном оборудовании с программным управлением. Подгонка и сборка на самом высоком уровне. А изготовлено — только не удивляйтесь, пожалуйста! — на Тайване.

Ещё два ножа SPYDERCO Dice (А) и Rubikon (В) — один поскромней да попроще, «только» за 320 долларов, второй явно эпатажный, за все 500. Опять же продвинутые материалы (порошковые стали, титан, углепластик) и наивысшее качество изготовления… и опять Тайвань.

Если китайцы умеют делать высококачественные ножи для своих заморских партнёров, то почему бы им не сделать такие же для себя? Марка — дело наживное, её добывают и маркетингом, и качеством изделий. Одно без другого немного стоит. Этот бренд, кстати, уже доступный в некоторых американских интернет-магазинах, через пару лет вполне может сделаться узнаваемым. Цена колеблется в пределах 120—180 долларов, хотя это тоже декоративно фрезерованные титановые рукояти и американская порошковая суперсталь клинков. Но вот без плагиата китайцы явно не могут, похоже, это у них просто врождённое. Чтобы не быть голословным: так называемый «стабилизатор замка»», то есть стальной поддерживающий стержень, препятствующий перемещению блокирующего рычага замка «integral-iock» (изобретатель — Крис Рив) поперёк его предусмотренного конструкцией направления движения,- это изобретение Рика Хиндерера. А название ножа Tomcat -так называется одна из моделей, уже много лет предлагаемых фирмой SOG (D). Насколько это входит в конфликт с патентным законодательством, я рассуждать не буду, это зависит оттого, кто, где, когда, как и что именно запатентовал. Но в ножевом мирке просто «настоящие джентльмены так не поступают» — вот и всё. Даже если изобретение не запатентовано, и пользоваться им может каждый — хороший бизнес-тон обязывает указывать его автора. В этом смысле можно брать пример с фирмы SPYDERCO, придерживающейся этого правила неукоснительно. А вот китайцам (Гонконг это тоже Китай), похоже, это правило «по барабану».

Нет такого правила, из которого не было бы исключений. Фирма BENCHMADE пошла своим путём, ликвидируя в модельном ряду так называемую «красную линию», то есть модели по умеренной цене, изготовленные китайскими или тайваньскими партнёрами. Теперь в их предложении практически нельзя найти образца, стоящего меньше 200 долларов (с учётом европейских налогов и пошлин цена вполне может зашкаливать за 250 евро). Где эти ножи изготовлены? Тут возникает вопрос! Ни на клинках, ни в маркетинговой информации страна происхождения не указана, что. вообще-то, трудно назвать хорошим тоном. В пресс-информации, доступной практически только журналистам, против большинства новых ножей стоит значок «Proud USA», вроде как бы намекающий, что нож изготовлен в США. Так ли это? Сегодня весь мир использует недомолвки и иносказания, чтобы формально увернуться от ответственности за явную дезинформацию. Proud — это по-английски «гордый», а гордиться может каждый, чем считает нужным (например, глава Apple недавно публично заявил, что гордится своей нетрадиционной половой ориентацией). Но «гордость США» — это далеко не то же самое, что однозначное и всем понятное указание страны происхождения данного изделия. А — Model 665 APB Assist. В — Model 757 Vicar.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × пять =