«Чудо» на марне

Генерал А. Фон Шлиффен, начальник немецкого Генерального штаба, хорошо продумал план наступления на Францию. Удар основных частей немецких войск (до трех четвертей всех вооруженных сил) наносился с севера через Бельгию для того, чтобы обойти сильные французские крепости и ударить в тыл главным силам французов восточнее и юго-восточнее Парижа. По плану Шлиффена, германский удар через Бельгию уподоблялся огромному молоту, в боевой части которого находились 36 корпусов пехоты.

Шлиффен и сменивший его на этом посту Хельмут Мольтке-младший предполагали молниеносную войну, которая за несколько недель покончит с Францией. Основной расчет делался на подвижную тяжелую артиллерию и на разветвленную сеть построенных в Германии в начале века железных дорог, позволявшую быстро перебросить огромную массу войск.

Во Франции и не предполагали, что Германия осмелится нарушить нейтралитет Бельгии, неприкосновенность которой гарантировал международный договор, подписанный Германией. 4 августа Германия показала всему миру, что международное право и война — вещи несовместные. В этот день немецкие войска вторглись на территорию Бельгии, за два дня до этого поправ нейтралитет Люксембурга.

Германский «молот» крушил безостановочно, и три немецкие армии уже в конце августа, оттеснив бельгийцев, наступали на северной территории Франции. Несколько пограничных крепостей, которые должны были сдерживать врага, были буквально сметены.

Форт Манонвиллер был подвергнут 54-часовой бомбардировке. Огонь вели 15-, 21- и 28-см орудия, к которым позднее подключились 42-см мортиры. Стрельба осадной артиллерии корректировалась с воздуха аэростатами. Стояла августовская жара, и форт заволокло плотными облаками дыма и пыли. Неприятельская артиллерия стояла на закрытых позициях, и артиллеристы форта вообще не знали, куда стрелять. Гарнизон начал задыхаться от удушья, вентиляция не работала, выходы и люки были завалены. Разрывы 42-см снарядов полностью парализовали волю осажденных. Без всякой атаки крепость сдалась. Немцы пожинали плоды своего умения транспортировать осадную артиллерию вместе с армией.

Вынужденное отступление французских войск продолжалось до 5 сентября, когда началось знаменитое сражение на реке Марне. За время августовского отступления французское командование смогло перегруппировать свои силы и выставить на Марне большое количество войск. С обеих сторон в боях приняло участие около 2 млн человек.

Перегруппировка проводилась очень оперативно. Был момент, когда срочно понадобилось перебросить еще одну дивизию, а эшелонов не было. Французская смекалка помогла найти выход. По специальной мобилизации в течение двух часов были собраны все парижские такси. Солдаты садились в них по пять человек и ехали на фронт, отстоявший от Парижа всего на 120 км.

Знаменитое сражение, решившее судьбу Франции, получило название «чудо на Mapне». Здесь ценой колоссальных жертв и огромного напряжения всех сил нации был остановлен немецкий «молот». После нескольких недель тяжелых боев фронт стабилизировался, и оба противника, истощив свои ресурсы, перешли к обороне. План молниеносной войны провалился. Немецкий военный министр записал в своем дневнике: «Шпаргалка Шлиффена больше не поможет, и, следовательно, Мольтке дальше не может соображать ничего».

СНОВА ПОЗИЦИОННЫЙ ТУПИК

В конце августа от немецких агентов стали поступать странные сведения. В Главный штаб Германии докладывали, что в Англии с севера на юг идут по ночам строго засекреченные эшелоны с русскими солдатами. Предполагалось, что прибывший из России экспедиционный корпус готовится к высадке в Бельгии. Немцы на всякий случай сняли для отражения возможного удара в Бельгии часть своих войск, наступавших на Париж.

Немецких наблюдателей ввели в заблуждение англичане, отправляя пустые поезда, на площадках которых сидели английские солдаты в русской военной форме. Однако это заблуждение сказалось на мощи немецкой армии в битве на Марне. Что же на самом деле делала Россия после объявления войны Германии?

Вся первая половина августа прошла в разведывательных операциях на двух главных направлениях — в Пруссии и в Галиции. Союзники торопили Россию, стремясь ослабить наступательный прорыв немцев во Франции. В конце августа Россия силами двух армии начала активное наступление в Восточной Пруссии. Немцам, основные войска которых находились в другой стороне Европы, пришлось туго. Уже ставился вопрос об оставлении Восточной Пруссии, но плохо согласованные действия между русскими армиями позволили немцам собрать значительные силы против второй армии и почти окружить ее.

Оставленная без поддержки армия генерала А, В. Самсонова была вынуждена отступить, а затем была разбита и первая армия. Однако Германии накануне битвы на Марне все-таки пришлось вывести из Франции два корпуса и бросить их через всю Европу на русский фронт.

Действия в Галиции были более успешными. На огромном 400-километровом участке одновременно действовали четыре русских армии. 30 августа удалось прорвать австро-венгерский фронт и 3 сентября занять город Львов. Тридцать три дня длилась страшная битва в Галиции, и разбитые австрийские войска покатились назад.

Германия не могла допустить такого поражения союзника и в конце 1914 г. попыталась перехватить стратегическую инициативу, прекратив всякие действия во Франции. Немцы страшились прорыва русских в Силезию. В ожесточенных боях под Лодзью и на Висле попытки наступления с обеих сторон были отражены.

Весной 1915 г. кровопролитные бои на русском фронте еще продолжались, но всем воюющим странам стало ясно, что расчет на быстротечную и маневренную войну оказался несостоятельным. Огневая мощь войск, размеры армий, насыщенность техникой, возможности полевой фортификации — все это превратило военные действия в изнурительные многодневные сражения, приносившие колоссальные людские и материальные потери. Возможности кадровых армий и их военные запасы оказались быстро исчерпанными. Промышленность просто не успевала восполнять нехватку военной техники и боеприпасов. Пришлось перейти от наступления к глубокой стратегической обороне на всех фронтах.

На европейском театре образовались сплошные линии обороны, густо насыщенные техникой, узлами сопротивления, перекрытые километрами траншей со многими рядами колючей проволоки. Прорыв подобной обороны представлял собой сложную, а порой невыполнимую задачу, что показали военные действия в дальнейшем. Повторялась ситуация русско-японской войны в неизмеримо больших масштабах. Война снова зашла в позиционный тупик.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × три =