На пути к новой артиллерии

На пути к новой артиллерии

Явное превосходство прусской артиллерии заставило задуматься все страны Европы. Оскорбленная в своем чувстве национального достоинства Франция стала действовать наиболее активно. В течение 80— 90-гг, здесь было выработано несколько удачных артиллерийских систем. Уже в 1877 г. Франция от бронзовых пушек Реффи перешла к стальным орудиям, сохранив прежнюю систему поршневого затвора. Эта идея оказалась настолько перспективной, что легла позднее в основу затвора орудий первого десятилетия XX в.

В 1877 г. были приняты на вооружение французской армии 80- и 90-мм пушки со стальными стволами. Полковник Шарль Банж сконструировал поршневой затвор с простым и надежным асбестовым обтюратором. По системе Банжа были сделаны за три года орудия для осадной и крепостной артиллерии калибра 120 и 155 мм с короткими и длинными стволами. В 1891 г. часть из них была поставлена на усовершенствованный лафет системы Бакэ. Его конструкция оказалась настолько удачна, что питала мысль артиллеристов еще несколько десятилетий. Ствол орудия накладывался на маленький лафетик, который в момент выстрела откатывался назад, а основной лафет оставался неподвижным. После отката ствол с маленьким лафетом возвращался обратно под действием пружин. Таким простым и гениальным способом уменьшалась отдача на лафет, преследовавшая артиллеристов несколько столетий.

В 1880-е гг. были созданы крепостные и береговые пушки и мортиры крупного калибра — 220, 240 и 270 мм. Одним из серьезных выводов франко-прусской войны была также замена ударных и дистанционных трубок гранат и шрапнелей на более усовершенствованные.

Германия вскоре после войны 1870— 1871 гг. перешла от весовых мер к метрическим и остановилась на измерении калибров своей артиллерии в сантиметрах. В 1873 г. ввели два основных образца полевой артиллерии: легкую пушку калибра 8 см и тяжелую 9-см пушку. Стволы у них были стальные, а затворы — системы Круппа. В 1888 г. легкую полевую пушку сделали одного калибра с тяжелой, но облегчили на два пуда.

В 1896 г. была принята на вооружение новая, 7,7-см полевая пушка. История ее оказалась весьма драматической и наглядно отразила все перипетии борьбы Германии и Франции за лучшее вооружение и в конечном счете за гегемонию в Европе. Однако история этой пушки относится к иной эпохе, рассказ о которой впереди.

В области тяжелого вооружения Германия имела осадные, крепостные и береговые орудия со стальными скрепленными стволами калибра 12,15, 21, 24, 28 и 30,5 см. Снаряды к ним применялись бронебойные, фугасные, шрапнель и даже картечь. 15-см пушки имелись двух видов: длинные со стволами в 23 калибра длиной и короткие — в 20,5 калибра.

Наибольшей пестротой вооружения в 1860—1890-е гг. отличалась Великобритания. В ее многочисленных колониальных владениях находилась место всем устаревшим образцам. Одновременно в армии Британской империи числилась на вооружении несколько десятков различных моделей. На выпуске казнозарядных орудии в Англии специализировались два завода — Витворта в Манчестере и Армстронга близ Ньюкасла.

Первые стальные орудия Витворта требовали при изготовлении большой точности, являлись дорогими и сложными в действии, и военные от них отказались. В 1865 г. предпочтение было отдано пушке Армстронга. Ствол ее имел много мелких нарезов, а затвор был собственной оригинальной системы. Снаряды применялись со свинцовой оболочкой.

Затвор системы Армстронга оказался неудобен, и в 1870 г. вернулись к дульнозарядным нарезным орудиям. Затем завод Армстронга предложил переделывать чугунные пушки в нарезные, и правительство закупило у него 1100 орудий. В начале 80-х гг. большинство пушек начали делать с асбестовыми обтюраторами и поршневыми затворами. Удачной была полевая пушка образца 1885 г. калибром в 3 дюйма, но поскольку под нее шел 15-фунтовый снаряд, ее назвали по старинке 15-фунтовой. Весила она в боевом положении всего 2 пуда.

Однако многообразие систем продолжало в Англии сохраняться, К примеру, 4-дюймовых полевых пушек было шесть образцов, 5-дюймовых — четыре образца, 6-дюймовых — пять образцов. В осадной и береговой артиллерии использовались калибры: 9, 10, 12, 13, 5 и 16 дюймов. Англия была очень консервативна при замене вооружения. К 1900 г. у нее в артиллерии числились 34 образца гладкоствольных пушек и 11 моделей нарезных, с дула заряжаемых орудий.

Печальный опыт осады Плевны обратил на себя внимание артиллеристов. Им стало ясно, что в состав полевой артиллерии необходимо вводить казнозарядные орудия навесного огня. Одной из первых на этот путь встала Россия. Горячим сторонником включения в полевую артиллерию тяжелых орудий являлся генерал М. И. Драгомиров. Во время русско-турецкой войны он командовал 14-й пехотной дивизией, участвовал в обороне Шипки и мог своими глазами наблюдать действенность тяжелых снарядов.

Решение трудной задачи конструирования маневренного тяжелого орудия взял на себя артиллерист А. П. Энгельгардт. Проблема осложнялась и тем, что до этого времени мортиру все представляли только как осадное орудие на станке без колес. Инженеру необходимо было создать не обычный станок, а полевой лафет для орудия, ведущего навесной огонь. Энгельгардт предложил систему, в которой колесную ось не соединяли с лафетом наглухо, а подвешивали к нему на вертикальных болтах с двумя упругими каучуковыми буферами. Для смягчения отдачи под осью крепили две тумбы, которые в момент выстрела принимали на себя вертикальное смещение мортиры. В походном положении опорные тумбы убирали под лафет. Подобное решение не имело аналогов в мировой практике.

Полевая нарезная мортира калибра 6 дюймов (152 мм) была принята на вооружение в 1885. Она очень неплохо проявила себя в русско-японской войне 1904—1905 гг. Хотя к тому времени мортира оказалась уже устаревшей, но это было единственное полевое орудие русской армии, способное разрушать полевые укрепления и закрытые цели японцев. Разрывной заряд ее бомбы заключал в себе 6 г взрывчатки.

Русская мортира образца 1885 г. стала первым в мире полевым образцом тяжелой артиллерии. Швейцарская гаубица 1884 г. не могла с ней равняться, потому что была гораздо тяжелее и устанавливалась на специальной деревянной платформе, колеса которой вкапывали в землю, что превращало ее из полевой в позиционную гаубицу.

Однако, оказавшись впереди других стран в конструировании полевой тяжелой артиллерии, Россия не смогла в дальнейшем реализовать свое преимущество. Высшее военное руководство не интересовалось усовершенствованиями в артиллерии, и время было упущено. Крупные европейские государства в 90-х гг. начали создавать тяжелую полевую артиллерию навесного огня в варианте гаубиц. Франция приняла на вооружение армии в 1896 г. гаубицу 120-мм калибра, Германия — более легкую 10,5-см гаубицу образца 1898 г., Англия — 5-дюймовую гаубицу. Вместе с тем отметим, что если Россия просто не имела гаубиц, а Франция ими не интересовалась, то Германия отнеслась к этому оружию со всей серьезностью.

Будущие события подтвердили правоту Германии, а пока нам следует вернуться назад, в 1884 г., поскольку тогда произошло событие, резко изменившее весь ход развития артиллерии. Французскому ученому П. Вьелю удалось применить в огнестрельном орудии новый вид взрывчатого вещества, названный бездымным порохом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 5 =