Планы и силы противников в Первой Мировой войне

Планы и силы противников в Первой Мировой войне

Готовясь к войне, империалистические державы разрабатывали свои стратегические планы. Эти противников обусловливались военно-экономическим потенциалом каждой страны, ее стратегическим положением и теми целями, которые, данная держава стремилась достичь в ми­ровой войне. Германский план войны был известен под названием «плана Шлиффена», по имени германского генерала, который руково­дил его разработкой. План Шлиффена разрабатывался герман­ским генеральным штабом в течение 15 лет и был окончательно принят в 1905 г. Этот план исходил из неизбежности войны на два фронта — против Франции и России. Вместе с тем его основная идея со­стояла в том, чтобы как можно скорее избавиться от одного из фронтов и не допустить затяжной войны, которая грозила Германии поражением, ввиду того что последняя уступала своим противникам в обеспеченности людскими ресурсами, сырьем и продовольствием.

Так родился план «молниеносной войны». Шлиффен намечал сначала напасть на Францию, в короткий срок разгромить ее, а потом обрушиться на Россию. При этом германский генеральный штаб считал, что царская Россия вследствие медленности моби­лизации и сосредоточения армии сможет приступить к активным действиям не ранее чем через 6 недель после объявления войны, когда участь Франции будет уже решена.

В войне же с Россией, которая останется без союзника, расчет делался на превосход­ство Германии в военной технике и боевой подготовке войск. В соответствии с этим планом главные силы германской ар­мии— 102 дивизии направлялись в начале войны на Западный фронт против Франции, а против России оставлялись лишь 13 дивизий. Решение главной стратегической задачи на Западном фронте было возложено на правое крыло германской армии силой в 87 дивизии. Это колоссальная армия вторжения должна была через Бельгию обойти линию французских пограничных укреплений (Верден— Гуль — Эпиналь — Бельфор), пройти форсированным маршем по Северной Франции, огибая Париж с запада, а затем отбросить главные силы французской армии на восток и окру­жить их.

Необходимо, — писал Шлиффен, — обязательно стремиться ударом в левый фланг французов оттеснить их в восточном на­правлении на их крепости на реке Мозель, за горный хребет Юры, к границе Швейцарии, где- французская армия должна быть окончательно уничтожена. Самое существенное условие для достижения германцами та­кого результата операции заключается в образовании сильного правого крыла, посредством которого они должны нанести фран­цузам удары и непрерывным преследованием (тем же мощным крылом) все время их добивать!» Таким образом, шлиффеновский план пытался осуществить на полях Франции знаменитые «Канны», т. е. глубокий обход флангов противника с целью его окружения и уничтожения. При этом захват бельгийского и французского побережья должен был отрезать Англию от европейского континента и поме­шать ей высадить свои войска на помощь Франции. Что касает­ся Восточного фронта, то там на германские войска возлагалась оборонительная задача. Основная тяжесть борьбы с русскими войсками должна была пасть на австро-венгерскую армию до тех пор, пока не будет разгромлена Франция, после чего глав­ные германские силы будут переброшены на Восток для такого же молниеносного сокрушения России.

Разгром обоих противни­ков Германии предполагалось завершить в течение трех ме­сяцев. Внутренняя слабость этого плана заключалась в том, что он не учитывал напряженность и сложность борьбы на два фронта, недооценивал силу сопротивления французской армии, а самое главное — сбрасывал со счета своего восточного против­ника — Россию. Недооценивая военную мощь и возможную ак­тивность русской армии, Шлиффе1| считал возможным во время поединка на Западе сдерживать русскую армию ничтожными силами, предполагая после разгрома Франции сокрушить Рос­сию в 3—4 недели. Вот почему в своей основе план Шлиффёна содержал большой элемент риска.

Преемник Шлиффена Мольтке-младший, пытаясь смягчить рискованность шлиффеновского плана, внес ряд изменений в распределение сил. Эти модификации не изменили основной идеи стратегии молниеносной войны на два фронта, но значительно снизили и без того проблематичную надежду на успех. Мольтке ослабил ударное правое крыло в целях усиления левого, которое выполняло пассивно-оборонительные задачи. Был также несколько увеличен (до 17 дивизий) заслон на Востоке.

Германской армии приходилось с ослабленным ударным кулаком выполнять ту же трудную задачу молниеносного разгрома Франции. Французский стратегический план складывался под влияни­ем крайне противоречивых факторов. С одной стороны, на нем ска­зывалось сознание Францией своей слабости в военном и эконо­мическом отношении по сравнению с Германией. Это обусловли­вало неуверенность французского командования в своих силах, страх перед новым вторжением германских войск. Поэтому французский план в своей основе был пассивно-выжидательным.

Однако, с другой стороны, реваншистские вожделения француз­ской буржуазии заставляли французский генеральный штаб стремиться к активным действиям в Эльзасе и Лотарингии. По­этому планировались частные наступательные действия, что приводило к разбрасыванию и без того недостаточных сил. В итоге в плане отсутствовала четкая и последовательно вы­держанная оперативно-стратегическая идея. По существу ини­циатива отдавалась противнику со всеми вытекающими отсюда опасными для Франции последствиями.

Что касается военных планов Великобритании, то английский генеральный штаб предусматривал лишь посылку небольшой эк­спедиционной армии (в составе 7 дивизий) и сосредоточение ее в районе Мобеж. Правящие круги Лондона в соответствии с исто­рической традицией Великобритании «загребать жар чужими руками» и на сей раз надеялись возложить всю тяжесть войны на плечи своих союзников — французов и русских. При этом дей­ствия британских экспедиционных войск не были согласованы со стратегическими планами французской армии.

Отсутствие заранее предусмотренного оперативного взаимо­действия между союзниками на западноевропейском фронте было серьезным упущением и давало Германии возможность наносить поражение своим противникам поодиночке. Русский план военных действий, разработанный накануне войны, исходил из политических и стратегических интересов ца­ризма. Эти интересы требовали направления главных усилий русской армии против Австро-Венгрии с целью ее разгрома.

В соответствии с этим русский план предусматривал сосредоточе­ние против Австро-Венгрии четырех из шести развертываемых активных армий. Но наряду с этим Россия была связана дого­ворными обязательствами со своими союзниками и должна была планировать активные действия против Германии. Поэтому план содержал вторую задачу — наступление в Во­сточную Пруссию силами двух армий с целью разгрома германского заслона и оказания тем самым помощи союзной Франции. В целом основные идеи русского плана были правильными.

Но распределение сил было мало удачным, ’/з сухопутных войск отвлекалась на второстепенные направления (прикрытие Петрограда, Финляндии и румынской границы). Против Австро-Венгрии первоначально направлялись силы, уступавшие по числен­ности противнику, на германской границе превосходство было на стороне русских, но далеко не подавляющим. Лишь примерно через месяц-полтора Россия могла ввести свои второочередные дивизии и войска из дальних военных округов.

Все это ставило Россию на начальном этапе войны в довольно трудное положе­ние и требовало очень четкого оперативного руководства. К началу решительных операций были мобилизованы огром­ные армии. Всего-в странах Антанты было мобилизовано свыше 11 млн., Германией и Австро-Венгрией — выше 6 млн. чело­век. Страны Антанты развернули 231 пехотную и 49,5 кавалерий­ских дивизий.

Германской коалицией было развернуто 171,5 пе­хотная и 22 кавалерийские дивизии. Эти армии во многом отли­чались от современных. В них не было танков, было мало артил­лерии, автомобилей, самолетов. Передвигались войска пешим порядком, артиллерия и почти весь войсковой транспорт находились на конной тяге.

Малочис­ленная авиация использовалась лишь для разведки. Главную роль в бою играла пехота, которая в начале войны составляла 75% всех вооруженных сил. На долю артиллерии приходилось 15%, конницы — 8%, инженерных войск и войск вспомогатель­ного назначения — 2%.

Артиллерия Антанты насчитывала 12 134 легких и 1013 тя­желых орудий. Германская коалиция имела 11232 легких и 2244 тяжелых орудий (не считая крепостной артиллерии). Пре­восходство германской армии в тяжелой артиллерии явилось следствием ее недооценки генеральными штабами, Антанты и давало в руки германского командования существенный козырь. Основным оружием пехоты во всех армиях была магазинная винтовка со скорострельностью до 10 выстрелов в минуту и с прицелом для стрельбы на 1800—2000 м. На вооружении армии находились станковые пулеметы и скорострельные пушки калиб­ра 75—77 мм с дальностью стрельбы 6—8 км.

Кроме сухопутных армий, обе империалистические коалиции располагали крупны­ми военно-морскими силами, в составе которых имелись корабли различных классов: огромные линейные корабли — дредноуты, обладавшие мощной артиллерией и защищенные тяжелой бро­ней, крейсеры, миноносцы и подводные лодки. Наиболее сильный военно-морской флот имела Великобритания. В нем насчитыва­лось около 400 надводных боевых кораблей (не считая строив­шихся) и 76 подводных лодок. Германия и Австро-Венгрия име­ли свыше 250 надводных кораблей и 34 подводные лодки.

Все военно-морские силы стран Антанты были в полтора раза боль­ше военно-морских сил стран германского блока, а в подводных лодках превосходили последние й 4 раза. Численность авиации обоих коалиций была невелика: Россия имела 244 боевых самолета, Франция—132, Англия — 55, Гер­мания — 232, Австро-Венгрия — 65. Летно — тактические данные основной массы самолетов характеризовались следующими дан­ными: мощность моторов—60—80 л. с., скорость—75—80 км/час, потолок — 2500—3000 м, продолжительность полета — 2—3 часа. Таким образом, общее превосходство военных сил было на стороне Антанты.

Боевое расположение войск противников к началу войны вы­глядело следующим образом. На западноевропейском театре военных действий Германия сосредоточила 7 армий общей чис­ленностью 1600 тыс. человек, которые занимали фронт около 400 км от голландской до швейцарской границы. Номинальным главнокомандующим германскими армиями был император Вильгельм II, фактическое же руководство ими осуществлял на­чальник генерального штаба генерал Мольтке-младший.

Фран­цузы развернули 5 армий общей численностью около 1400 тыс. человек, которые располагались между швейцарской границей и рекой Самброй на фронте в 370 км. Главнокомандующим французскими армиями был назначен генерал Жоффр. Бельгийская армия численностью до 175 тыс. человек под командованием короля Альберта развернулась на реках Жет и Диль. Английский экспедиционный корпус численностью около 90 тыс. человек под командованием генерала Френча сосредото­чился в районе Мобежа.

Таким образом, на западноевропейском театре войны ни од­на из сторон не имела необходимого перевеса сил, обеспечиваю­щего решительный успех. На восточноевропейском театре, в Восточной Пруссии нахо­дилась 8 германская армия численностью свыше 200 тыс. бой­цов. Ей противостоял русский Северо-Западный фронт в соста­ве двух армий (1-й и 2-й) общей численностью около 250 тыс. че­ловек. Австро-венгерские войска (1, 4 и 3-я армии и отдельная груп­па) насчитывали в своем составе 830 тыс. человек. Им противо­стоял русский Юго-Западный фронт в составе 3, 4, 5 и 8-й армий общей численностью около 700 тыс. человек.

Верховным главно­командующим русской армии был назначен великий князь Ни­колай Николаевич, а начальником штаба генерал Янушкевич (впоследствии в августе 1915 г. пост верховного главнокоман­дующего занял Николай II, а начальником штаба стал генерал Алексеев). Австро-венгерскими армиями фактически руководил начальник генерального штаба генерал Конрад фон Гётцендорф.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять − 3 =