В погоне за дальнобойностью

Война требовала все большего нарастания мощи артиллерийского огня, а времени на конструирование, испытание и отработку новых образцов не хватала. Однако возможности артиллерии возрастали,и достигалось это разными путями. Вносились изменения в существующие орудия, создавались более современные лафеты, совершенствовались снаряды, пороховые заряды, и тем самым повышались скорострельность и дальнобойность.

На печальном опыте полевых боев французы поняли важность гаубичного огня. В войну они вступили со 188 гаубицами, а закончили с 2400. Даже легкой полевой пушке стали придавать гаубичные свойства. Траектория полета снаряда становилась крутой за счет применения уменьшенного заряда. Только таким образом можно было поражать пехоту врага в окопах, за гребнем, на противоположном склоне холма, в овраге или низине.

Обе воюющие стороны старались перегнать друг друга в дальнобойности орудий. Решающим фактором успешной операции стала возможность наносить удары по глубокому тылу противника, мешать накоплению у него резервов, разрушать железнодорожные узлы и даже поражать армейские штабы.

Германия вступила в войну, имея легкую полевую артиллерию с дальностью боя менее 8000 м, в то время как французские пушки били на 8500 м. Немцы это хорошо поняли на Марне. Только к 1916 г. им удалось поставить в армию полевые орудия нового образца с дистанцией поражения около 10,7 км. Достигли они этого за счет удлинения ствола до 35 калибров (на 60 см) и замены прежнего пушечного лафета на гаубичный, что значительно увеличивало угол возвышения ствола. Полевая 7,7-см пушка получила теперь более удобный гаубичный щит и лафет, единый с 10,5-см гаубицей, что было весьма выгодно для производства.

Французы ничего не стали менять в своей отличной 75-мм пушке, но ввели новые снаряды из сталистого чугуна обтекаемой формы и применили прогрессивные, медленно горящие пороха, повысившие начальную скорость. В результате пушка смогла обстреливать цели на расстоянии до 11 км.

В России к трехдюймовой полевой пушке применяли новые заряды с прогрессивным порохом и особый способ стрельбы, несколько увеличивший дальнобойность. При установке на позицию у «трехдюймовки» под лафетом подрывали землю, и ствол задирался вверх.

Соперничество французов и немцев продолжалось и в тяжелой полевой артиллерии. Переделка старых орудий Банжа годилась лишь на первое время, необходимы были более современные скорострельные системы. Тяжелые полевые пушки калибра 105 мм завода Шнейдера, представлявшие собой вариант русских, обладали хорошей дистанцией поражения — 12,5 км. Однако немцы, улучшая свою 10-см пушку в 1914 и в 1917 гг., добились дальнобойности сначала в 13 км, а затем и в 14,5 км. Правда, за счет значительного увеличения веса: их последняя модификация весила уже 3,4 т.

В легких гаубицах у немцев был перевес, поскольку французы ими не интересовались. Что же касается тяжелых гаубиц, то здесь соревнование в мощности и дальнобойности окончилось в пользу французов. Их новые 155-мм гаубицы образца 1915/17 г. стреляли на 11,5 км. Немецкие того же калибра образца 1913 г. даже после удлинения ствола до 17 калибров смогли бить лишь на 9,4 км. За увеличение дальнобойности французам пришлось расплачиваться массой орудий: их гаубицы весили больше немецких на целую тонну.

В отношении самых тяжелых пушек, введенных в полевую артиллерию, можно сказать, что немецкие конструкторы незначительно опередили французских. 15-см пушка Круппа образца 1916 г. метала снаряды весом 52 кг на расстояние 22,8 км, в то время как лучшая французская пушка системы Филу большой мощности образца 1917 г. того же калибра стреляла на 18,8 км.

В России во время войны были на вооружении неплохие орудия тяжелого типа. Весь вопрос заключался в том, что их было ничтожно мало. В нашей стране тогда было только четыре орудийных завода, из которых лишь Путиловский был более или менее готов к производству новых систем. Именно ему продали патенты Крупп и Шнейдер на полевые орудия крупного калибра. Все равно сложность освоения иностранных образцов была столь велика, что лишь к 1916 г. Путиловский завод смог начать собственное серийное производство 122- и 152-мм гаубиц.

За 1914—1917 гг. в русскую армию было поставлено свыше 9 тыс. трехдюймовых орудий и 2 тысячи тяжелых пушек и гаубиц. Ценой героических усилий отечественная промышленность смогла более или менее насытить армию полевой артиллерией, но добиться значительного перевеса над артиллерией противника ей было не под силу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 − четыре =