Стрельба с закрытых позиций

В период осады Порт-Артура русское командование вело себя крайне вяло. Вместо того чтобы спешить на помощь крепости, оно позволило японцам отрезать нашу армию в Маньчжурии от Порт-Артура. В середине мая было решено попытаться к нему пробиться.

Однако 1 и 2 июня японцы сами перешли в наступление, вынудив русские войска перейти к обороне в районе Вафангоу. Японцы не только имели численное превосходство в орудиях, но и применили более удачное размещение батарей. Высшее русское командование, продолжавшее мыслить старыми мерками, потребовало расставить орудия на гребнях сопок и высот, дабы артиллеристы могли видеть, куда падают снаряды.

В первый же день боя противник обрушил массированный артиллерийский огонь на хорошо заметные русские пушки. Попытки как-то замаскировать батареи, укрыть их от вражеского огня были бесполезны. Японские же батареи стояли на закрытых позициях, и обнаружить их было не просто. К тому же орудия противника размещались группами, и каждая имела собственный наблюдательный пункт. Их действия согласовывались общим управлением, и они вели массированный огонь по хорошо пристрелянным целям.

Русские батареи были размещены изолированно, без единого командования, и они вели огонь, не имея возможности помочь друг другу. Несмотря на то что наши солдаты проявили в боях огромное мужество, сражение под Вафангоу было проиграно и закончилось отходом русских войск.

Стрельба с закрытых позиции не являлась, конечно, новшеством для многих артиллеристов. Задолго до русско-японской войны теоретики и практики артиллерийского дела разработали теорию и таблицы для подобной стрельбы. В конце XIX в. были изданы правила и руководства по стрельбе, подготовленные в Офицерской артиллерийской школе и учитывавшие опыт русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Практические учения подтвердили правильность изданных рекомендаций.

Принятые в 1900 и 1902 гг. полевые орудия имели необходимые прицелы с угломерами для стрельбы по невидимым целям. С наблюдательного пункта, где у командира имелся свой угломер, поступали указания по телефону наводчикам орудий. В 1901 — 1903 гг. свыше половины учебных боевых стрельб велось с закрытых позиций. Однако, несмотря на очевидные преимущества такой стрельбы, военное чиновничество всячески препятствовало распространению этого опыта в армии.

Большинство командиров батарей стало проводить учебные занятия по новой тактике стрельбы и по управлению огнем при помощи сигналов, поступавших с наблюдательных пунктов. Сложность заключалась в том, что в армии практически не имелось телефонов и пришлось создать системы передачи данных флажками. Состоявшиеся 11 июля бои при Ташичао полностью подтвердили новую тактику ведения артиллерийского огня. Японцы, не понявшие перемен в русской артиллерии, попали в сложное положение. Зачастую они вели огонь по гребням высот, полагая, что именно там установлены русские орудия, и поэтому никак не могли подавить их огонь, поскольку те были размещены гораздо дальше и хорошо укрыты.

Пленный офицер японского генерального штаба признался на допросе, что они никак не могли угадать, где расположены русские батареи, поэтому их прозвали заколдованными. Умелые действия артиллеристов спасли жизнь многим русским солдатам, хотя и не смогли в целом изменить стратегическую обстановку и задержать продвижение японцев. В отличие от предыдущих боев, артиллерия противника понесла тяжелые потери. Английский военный атташе назвал бои при Ташичао «тяжелым днем для японской артиллерии».

Напряженная артиллерийская «дуэль» длилась около 15 часов, за это время русские орудия израсходовали 22 тысячи снарядов. Это сражение изменило взгляды даже самых закоренелых консерваторов на тактику артиллерийского боя и показало действительные боевые возможности русских скорострельных орудий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + 10 =