Захватническая политика Японии на Дальнем Востоке в Первую Мировую. 21 требование Китаю

Захватническая политика Японии на Дальнем Востоке в Первую Мировую. 21 требование Китаю

Война против Германии и ее союзников, приобретавшая все большие масштабы, сковала силы держав  Антанты в  Европе  и  не позволила им проявлять достаточную активность на Дальнем Востоке. Этим не замедлила воспользоваться января 1915 г. японский посланник в Китае вручил китайскому президенту Юань Шикаю под строжайшим секретом так называемое «21 требование». В них предусматри­валось установление полного японского контроля над провин­цией Шаньдун, Южной Маньчжурией и Внутренней Монголией, включение в состав китайского правительства японских советни­ков по экономическим, политическим, финансовым и военным вопросам, закупка Китаем военных материалов только в Японии, создание в важнейших районах Китая объединенной японо-китайской полиции, создание в Китае совместного японо-китайско­го военного арсенала, предоставление Японии концессий на же­лезные дороги,. металлургические предприятия и порты в важ­нейших районах Китая и т. д. «21 требование» являлось деталь­но разработанным планом превращения Китая в японскую по­луколонию, порабощения китайского народа. Японское правительство тщательно скрывало от мирового об­щественного мнения свою дипломатическую агрессию, рассчи­тывая добиться капитуляции китайского правительства и поста­вить державы Антанты перед «совершившимся фактом». Когда в начале 1915 г. в Вашингтон стали просачиваться слухи о япон­ских требованиях к Китаю, японское министерство иностранных дел опубликовало сообщение, отрицающее наличие у Японии ка­ких-либо планов, угрожающих территориальной целостности и независимости Китая.

Только после официального запроса держав Антанты япон­ское правительство вынуждено было частично сообщить о требованиях, предъявленных Китаю. Тогда китайское правительство опубликовало полностью «21 требование» Японии. Японские империалисты правильно рассчитали, что державы Антанты, занятые европейской войной, не захотят обострять отношения с Японией и не будут препятствовать ее агрессивным планам в отношении Китая. Несмотря на то что японские требо­вания прямо затрагивали интересы Англии в Китае, британское правительство не оказало никакого противодействия Японии.

Так же поступила и Франция. Царская Россия тоже не собира­лась портить отношения с Японией, тем более, что сама хотела воспользоваться сложившейся обстановкой и потребовать от ки­тайского правительства продления срока аренды полосы отчуж­дения КВЖД в Северной Маньчжурии до 99 лет. «Замена в Шаньдуне германского влияния японским, — писал русский посланник в Пекине Крупенский, — не наносит нам ни­какого ущерба, преимущества же, выговоренные Японией в свою пользу в Южной Маньчжурии, могут служить нам основанием к требованию для себя подобных же прав в северной части этой области». Соединенные Штаты Америки официально уведомили Токио, что они возражают против предоставления Японии исключитель­ных прав в Китае и не признают никаких японо-китайских согла­шений, нарушающих договорные права США в Китае, затраги­вающих его политическую и территориальную целостность и международную политику «открытых дверей» в Китае.

В этом сказалась большая заинтересованность США в китайском рын­ке, на который американские капиталисты имели серьезные ви­ды. Однако протест США не мог остановить японских империа­листов в Китае. Японский министр иностранных дел барон Като назвал заявление США наглым и прибавил, что «Япония вовсе не нуждается в каком-либо признании Америкой своего договора с Китаем». Вслед за этим японское правительство в мае 1915 г. предъ­явило Китаю ультиматум и потребовало принятия японских тре­бований в течение 27 часов, угрожая в противном случае «пред­принять шаги, которые оно сочтет необходимым». Не встретив поддержки со стороны европейских держав, ки­тайское правительство очутилось лицом к лицу с сильным им­периалистическим хищником и вынуждено было принять ульти­матум, согласившись на все японские требования, за исключени­ем раздела, который предусматривал включение в состав китай­ского правительства японских советников, создание объединен­ной японо-китайской полиции и предоставление концессии на со­оружение железной дороги в районе реки Янцзы.

От этого раз­дела Япония под давлением держав Антанты вынуждена была в конце концов отказаться. Японские империалисты, стремившиеся под предлогом защи­ты интересов союзников против Германии прочно утвердиться в Китае, крайне опасались выступления китайского правитель­ства на стороне Антанты и всячески препятствовали объявлению Китаем войны Германии. Более того, Япония пыталась «убедить» китайское правительство в том, что ему выгодно примкнуть к Германии. Однако китайское правительство распо­знало провокационные замыслы Японии и заявило о своей го­товности примкнуть к Антанте и вступить в войну на ее стороне.

Оно надеялось таким путем лишить японских империалистов предлога для захвата китайских территорий и хотело выступить в качестве страны, равноправной со всеми европейскими дер­жавами. Это заявление Китая серьезно обеспокоило японских импе­риалистов, которых пугала возможность освобождения Китая от пут полуколониальной зависимости и отказа от навязанных Японией грабительских требований. Японская пресса завопила, что это «наглая китайская уловка», ибо Китай никаких интере­сов в происходящей войне не имеет и не может иметь, а интере­сы Японии не допускают «расширения войны в Тихоокеанском бассейне». Державы Антанты, напротив, были весьма заинтересованы в выступлении Китая против Германии, так как это давало им возможность полностью уничтожить экономическое влияние Гер­мании в Китае и разгромить дальневосточный центр германско­го шпионажа, политических интриг и диверсий, созданный нем­цами на китайской территории.

Несмотря на захват Японией Шаньдуна, в остальных провинциях Китая сохранились крупные германские торговые, промышленные и финансовые предприя­тия, успешно конкурировавшие с английскими и американски­ми фирмами. Германская разведка, энергично действовавшая на Дальнем Востоке, систематически вооружала наемные бан­ды для совершения диверсий в Сибири, на КВЖД, на террито­риях иностранных концессий в Китае, а также провоцировала волнения против англичан в Сингапуре, Индии, Сиаме. Кроме того, выступление Китая на стороне держав Антанты в значительной мере подорвало бы позиции Японии в Китае, в чем были крайне заинтересованы и Англия, и Россия, и США. «Меня уверяют, — писал русский посланник в Китае Крупенский в Петербург, — что и американский посланник весьма сочувственно относится к мысли о присоединении Китая к со­юзникам, усматривая в этом намерении способ избегнуть япон­ской опасности». Однако подобная перспектива вовсе не улыбалась японским империалистам, стремившимся к безраздельному господству в Китае.

Когда летом 1915 г. посланники Англии, Франции и Рос­сии в Токио предложили Японии присоединиться к их совмест­ному обращению к китайскому правительству принять участие в войне против Германии, японское правительство ответило ка­тегорическим отказом. Таким образом, в ходе первой мировой войны произошло значительное усиление позиций Японии на Дальнем Востоке, что повлекло за собой резкое обострение противоречий между Японией, с одной стороны, и державами Антанты и США — с другой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 4 =