Вступление в войну Первую Мировую Войну Болгарии

Вступление в войну Первую Мировую Войну Болгарии

В 1915 г., когда военные действия привели к стабилизации фронтов на Западе и на Востоке, империалистические державы усилили свою актив­ность, стремясь привлечь на свою сторону ней­тральные балканские страны — Болгарию, Румынию и Грецию. Балканский полуостров имел крупное стратегическое значе­ние для воюющих коалиций, ибо он лежал на перекрестке среди­земноморских путей на подступах к Ближнему Востоку, к Босфо­ру и Дарданеллам и являлся важнейшим соединительным звеном между Европой и Азией. Балканские государства были постав­щиками сельскохозяйственных продуктов, продовольствия и стра­тегического сырья; Болгария располагала месторождениями ка­менного угля, меди, свинцовой руды, марганца; Греция — хрома, железной руды, бурого угля, магнезита; Румыния — бурого угля, железной руды, а главное — нефти.

Кроме того, балканские страны могли выставить значитель­ные армии. Население Балканского полуострова достигало в .1914 г. 24 млн. человек, и балканские государства в случае необходимо­сти могли выставить до 1,5 млн. бойцов. Борьба империалисти­ческих держав за это «пушечное мясо» была немаловажным фактором в расчетах генеральных штабов обеих воюющих сто­рон. «Было совершенно ясно для всякого, — признается Ллойд- Джордж в своих мемуарах, — кто рассматривал возможности на Балканах, что союзные державы при своевременных и реши­тельных действиях могли бы сорганизовать из этих воинствен­ных народов, населяющих беспокойный полуостров к югу от Ду­ная до Галлиполи и дальше до Пелопоннеса, грозный союз с тренированной и обстрелянной в боях армией.

Румыны могли выставить в бой по крайней мере полмиллиона; греки имели 400 тысяч обученных людей; болгары… тоже могли бы предо­ставить в распоряжение союзников 400 тысяч человек. Все эти контингенты состояли из храбрейших бойцов со све­жим боевым опытом. Организация такого союза потребовала бы расходов, которые в общей сложности были бы меньше военных затрат одной недели, падавших на налогоплательщиков Брита­нии и Франции…» Однако привлечение на свою сторону балканских государств являлось далеко не легкой задачей. Для этого необходимо было разрешить все те сложные противоречия, которые выявились во время Балканских войн 1912—1913 гг. и так и остались неразре­шенными.

Сербо-болгарские противоречия в Македонии, греко-болгар­ские — во Фракии и Южной Македонии, болгаро-румынские — в Добрудже, греко-турецкие и турецко-болгарские — во Фракии, итало-греческие — в Албании и т. д. — весь этот клубок проти­воречий на Балканах предстояло распутать, примирить антаго­нистов, удовлетворить каждого из них соответствующими тер­риториальными компенсациями. Тот «запасный фонд», из которого дипломатия обеих импе­риалистических группировок могла черпать эти будущие терри­ториальные компенсации, составлялся для держав Антанты из земель Австро-Венгрии и «наследства» Турецкой империи, а для австро-германского блока— главным образом из территорий царской России и Сербии. Этим дело, конечно, не могло огра­ничиться, и на очередь ставили также вопросы о необходимости взаимных уступок и «жертв» одних нейтралов в пользу других. Словом, дипломатам обеих воюющих коалиций пришлось «по­трудиться» вовсю.

В свою очередь буржуазно-помещичьи прави­тельства балканских стран, стремившиеся к территориальным захватам, учитывая сложившуюся обстановку, торговали своим нейтралитетом одновременно с обеими империалистическими группировками. «Нейтральные государства, — писал русский посланник в Сербии Трубецкой, — продолжают пользоваться войной для об­делывания торгашеских делишек и выторговывания обещаний обеих воюющих сторон, чтобы нажиться на чужой крови… Все нейтральные страны, торгующие с нашими врагами и с нашими союзниками, получают премию за свой цинизм, и чем меньше це­ремониться с державами, тем больше шансов получить выгоды». Особенно острая борьба велась за Болгарию.

Оставшись в начале войны нейтральной, Болгария долго торговалась с обеи­ми империалистическими группировками, добиваясь максималь­ных территориальных приобретений за счет других балканских государств, главным образом Сербии. Для обеих воюющих сто­рон привлечение Болгарии имело огромное значение. Для Антанты болгарский плацдарм был фактором первосте­пенной важности как подступ к Константинополю и проливам. Для центральных держав союз с Болгарией создавал возмож­ность установления непосредственной связи с Турцией, а также для нападения на Сербию с востока и прохода германских войск в Малую Азию для военных действий в зоне Суэцкого канала.

В длительном империалистическом торге с Болгарией Антан­та оказалась в несравненно менее благоприятных условиях, чем Германия. Болгария требовала вернуть отнятые у нее после Бал­канской войны 1913 г. территории в Македонии, на что Сербия не соглашалась. Кроме того, болгарские правящие круги пре­тендовали на греческие Каваллу и Салоники и румынскую Добруджу. И если державам Антанты было крайне трудно удовле­творить эти требования, то Германия и Австро-Венгрия могли обещать Болгарии не только сербскую Македонию, но почти всю Сербию, а в случае выступления Румынии и Греции на стороне Антанты и Добруджу и Каваллу.

Осенью 1914 г. болгарский военный министр в беседе с рус­ским посланником в Софии Савинским сообщил ему цод боль­шим секретом, что у Болгарии имеются письменные обещания Австро-Венгрии и Германии о предоставлении ей в случае ус­пешного исхода войны сербской территории с Пиротом и Нишем, Македонии с Вардаром и Салоник. Англия и Франция прилагали все усилия, чтобы оторвать Болгарию от ориентации на Германию. Однако первоначальное английское предложение Болгарии о территориальных прираще­ниях за счет Турции во Фракии (до линии Энос—Мидия) не удо­влетворило болгарские правящие круги и военщину. Тогда анг­ло-французские империалисты пустили в ход все средства вплоть до провокации и угроз, чтобы вынудить к новым уступкам Сер­бию и Грецию, которая находилась под контролем англо-фран­цузского капитала.

В Афинах этот нажим не увенчался успехом. Несмотря на все обещания Англии и Франции компенсировать Грецию в бу­дущем за счет Турции в Малой Азии, греческое правительство категорически отказалось уступить Болгарии свой крупный порт в Эгейском море — Каваллу. Потерпев неудачу в Афинах, Англия и Франция все же не те­ряли надежды склонить Болгарию к выступлению против Гер­мании и Австро-Венгрии. С этой целью они усиленно нажима­ли на Сербию, за счет которой совсем недавно была заключена грабительская сделка с Италией. Рисуя Сербии радужные пер­спективы о ее будущих приобретениях в Боснии и Герцеговине и на Адриатическом побережье, Англия и Франция требовали от Сербии уступить Болгарии Македонию до линии Вардара.

Сер­бия тщетно протестовала против этого нового предательства ее интересов. Англия, лицемерно заявлявшая о том, что она сражается за интересы малых народов, которым угрожает Германия, загово­рила с Сербией угрожающим тоном. «Сербии следует напом­нить, — цинично заявил Грей, — что союзники сражаются за нее и имеют поэтому право ожидать с ее стороны лояльного сотруд­ничества… Она должна сделать выбор между отказом от на­дежды на получение Боснии и Герцеговины и доступа к Адриа­тическому морю и обращением самого серьезного внимания на оказание нам помощи в деле обеспечения содействия Болгарии и Румынии». Возмущенная Сербия устами своего премьер-ми­нистра Пашича заявила: «Сербию распинают в самую критиче­скую минуту, ее ампутируют».

В это время Австро-Венгрия и Германия действовали в от­ношении Болгарии теми же средствами подкупа и давления. Наиболее рьяными сторонниками выступления Болгарии на сто­роне Германии были премьер-министр Болгарии Радославов и король Фердинанд. Огромное влияние на болгарскую политику оказали военные действия на фронтах, сложившиеся к концу 1915 г. неблагоприятно для Антанты. Окрыленные военными ус­пехами Германии и Австро-Венгрии и твердо уверенные в конеч­ном их успехе правящие круги Софии решили, что, наконец, на­ступил благоприятный момент для вступления Болгарии в войну. Предложение Англии компенсировать Болгарию в будущем сербской Македонией уже не могло изменить положение.

Полу­чив более щедрые обещания со стороны Австро-Венгрии и Гер­мании, Болгария потребовала от держав Антанты немедленной оккупации Македонии. Получив отказ, она 14 октября 1915 г. вступила в войну на стороне центральных держав. Теперь Герма­ния и Австро-Венгрия получили возможность осуществить свои давнишние планы разгрома Сербии.

Центральным державам, во- первых, было необходимо ликвидировать важный плацдарм Рос­сии на Балканском полуострове — страну, где русское влияние было огромно. Во-вторых, Сербия являлась притягательным центром для южнославянских народов, проживающих на терри­тории Австро-Венгрии, и поэтому представляла собой опасную взрывчатую силу для лоскутноц„габсбургской монархии. Нако­нец, разгром Сербии имел для Германии и Австро-Венгрии боль­шое стратегическое значение, ибо он позволял установить пря­мую связь с Турцией через железнодорожную линию Белград — София—Константинополь.

Это давало возможность Германии, с одной стороны, использовать людские и экономические ресурсы Турецкой империи, а с другой — увеличить снабжение Турции и тем самым ее сопротивляемость державам Антанты. Вступление в войну Болгарии предрешило участь маленькой Сербии. 5 октября 1915 г. австро-германские войска перешли в наступление с севера и заняли Белград. Спустя неделю болгар­ская армия ударила в тыл сербской армии и отрезала ей путь отступления на Салоники, пользуясь тем, что главные сербские силы были скованны на севере.

Зажатая с трех сторон сербская армия очутилась в безвыходном положении. Обессилевшая и разбитая, она была вынуждена отступать на юго-запад. После ожесточенных боев в крайне трудных условиях остатки сербской армии и массы беженцев пробрались через горы Черногории и Албании к побережью Адриатического моря, откуда они были эвакуированы англичанами и французами на греческий остров Корфу. Из 250-тысячной сербской армии уцелела всего лишь по­ловина. Сербия была оккупирована австро-венгерскими и бол­гарскими войсками.

Англо-французские империалисты, лицемерно заявлявшие, что они якобы воюют за независимость Сербии, покинули серб­ский народ на произвол судьбы. Если бы в те дни, когда серб­ская армия героически дралась с превосходящими силами врага, союзники сосредоточили в Салониках достаточные силы и дви­нули их на север, Сербия могла быть спасена. Но переговоры о посылке армии в Салоники затянулись, и в результате в момент выступления Болгарии ничего не было готово.

Ллойд-Джордж в своих военных мемуарах вынужден был признать, что «Сербия была покинута союзниками вопреки торжественному обещанию своевременной поддержки». Осенью 1915 г. на Балканах сложилась благоприятная для Германии и Австро-Венгрии обстановка. Основная цель, постав­ленная германским командованием, — установить прямую связь с Турцией — была достигнута.

Это создавало для Германии воз­можность нанесения удара Англии на Ближнем Востоке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − шесть =